New Jersey

Объявление

Об игре
New Jersey (Нью-Джерси) - проект о людях, живущих под звук сирены. О врачах, полицейских, спасателях - всех тех, кто первыми откликается на зов о помощи.
Сделайте свой выбор - и добро пожаловать!
Администрация
Активисты
месяца
Новости
26.03.2018

Рады приветствовать в игре офицера Ким Берджесс.

23.03.2018

Приветствуем детектива Джея Холстеда в игре.

20.02.2018

Дамы и господа!
Сегодня наш проект отмечает свой восьмой день рождения. Спасибо всем, кто был с нами за эти годы и, конечно, всем, кто продолжает творить историю New Jersey. Мы всегда рады друзьям: как старым, так и новым. И не собираемся останавливаться.)

02.01.2018

Рады приветствовать Грейс Мелоун в игре.

01.01.2018

Дорогие друзья, поздравляю вас с наступившим новым годом! Пусть он станет для вас светлым и радостным. Хороших вам партнеров и интересных эпизодов. И никогда не забывайте дорогу на Джерси.)

30.10.2017

Рады приветствовать в игре Энни Морган и доктора Алджернона Стила.

16.08.2017

Приветствуем на проекте доктора Джеймса Уилсона, детектива Кенни Рикстона и Тайлера Блэквуда

14.06.2017

Не забываем проголосовать за участников конкурса!

05.06.2017

Внимание конкурс!

04.06.2017

Приветствуем детектива Рэя Джексона в игре.

22.05.2017

Рады приветствовать в игре доктора Эйприл Кепнер и Лулу Шульц.

18.05.2017

Приветствуем доктора Джеймса Уилсона на нашем проекте.

15.05.2017

Рады приветствовать детектива Эрин Линдсей в игре.

04.05.2017

Приветствуем доктора Джордан Рид на нашем проекте.

22.04.2017

Приветствуем доктора Сола Хадсона в игре.

18.04.2017

Рады приветствовать доктора Эллисон Кэмерон в игре.

15.04.2017

Приветствуем Лиенлан Наоки на нашем проекте.

21.03.2017

Добавлено небольшое техническое нововведение. Подробнее здесь.

20.02.2017

Нам 7 лет!

19.02.2017

Приветствуем мисс Эрику Валуа на проекте.

22.01.2017

Рады приветствовать мистера Ховарда в нашей игре.

07.01.2017

Приветствуем присоединившихся к нам Йохана Линдена и детектива Линду Шарп

31.12.2016

С Новым Годом!

10.12.2016

Изменено оформление форума. Подробнее здесь.

29.11.2016

Приветствуем детектива Антонио Доусона на нашем проекте.

22.11.2016

Приветствуем Летицию Кортес, Синтию Эссекс и Генри Войта на нашем проекте.

Их разыскивают


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » New Jersey » • Flash back » Друзей не выбирают


Друзей не выбирают

Сообщений 31 страница 60 из 118

31

Судя по выражению лица напарника, ничего хорошего предстоящий разговор с ним из себя не представлял. Вот только непонятно было, что вызывало его злость: излишняя откровенность Рикстона или, напротив, его желание помочь Митчеллу.
Судя по словам, все же первое.
Кенни скрипнул зубами, глуша в душе досаду, потому что не признать правоту Кертиса не мог – он действительно допустил непростительную ошибку, выдав допрашиваемую следственную информацию. Причем, допустил ее дважды. И, что самое обидное, в обоих случаях допрашиваемый, словно в насмешку над пытающимся помочь ему детективом, использовал ее против себя.
- Ну, не всем же быть детективами со стажем, - огрызнулся Рикстон, не уточняя, что напарник невольно попал в точку – это был первый допрос в жизни, который он проводил. Вот только вряд ли это его оправдывало.
Да и не оправдываться он собирался.
- А впрочем, не об этом сейчас речь, - махнул он рукой, переводя разговор на другую тему. – Знаешь, что я думаю? Я думаю, что Митчелл служил с кем-то из родни Венди. Возможно, ее родственника убили, и теперь он винит себя в его смерти, потому что не спас его.
Это было знакомое чувство. Чувство вины за то, что выжил, когда другие остались «там». А еще отчаянное желание вернуться «туда», несмотря ни на что. Наверно, именно им он руководствовался, когда оббивал пороги кабинетов врачей и военных чинов, прося признать его годным. А когда понял, что этого не случится, просто ушел, громко хлопнув дверью.
- И именно из-за этой вины, - продолжал Кенни, - он и покрывает Венди, подозревая, что босса убила она.
И, возможно, он не так уж неправ в своих подозрениях. Вот только зачем это было нужно секретарше?!
- Вполне возможно, что это действительно Венди… И знаешь, что я не могу понять, - Рикстон поднял взгляд на напарника, - помимо того, на кой черт ей понадобилось убивать своего босса? Так это то, зачем она пытается подставить Митчелла?
А она пыталась, когда соврала полицейским о том, что шеф домагивался ее, и ее приятель об этом в курсе. Какую игру, черт побери, она вела?!

+1

32

Обычно у Кертиса находился на ответ на все, но сейчас слов просто не было. Рикстон еще и огрызался. Сначала с самого места преступления зудел, что Митчеллу надо помочь, потом сам же помог подозреваемому себя похоронить, а теперь он не доволен, как с ним разговаривают. Торрес мог бы и предупредить о предстоящем веселье.
Но гнев быстро сошел на нет, а в глазах Кертиса мелькнул огонек любопытства. Сколько там Рикстон успел проработать в полиции? Три года? И где-то перед самым уходом Майка тот еще мелькал в форме патрульного. Понятно, что за последние семь месяцев, в которые Кертис не проявлял интереса к работе, могло измениться многое, но изменилось ли? Ставить в пару двух новичков – нестандартное решение. С другой стороны, кто знает, какой эксперимент планирлвал сержант, принмая его.
- Слишком сложно, - Майк покачала головой. – Контора из пяти человек, его привел Митчелл. Совпадения случаются, но не стоит от них отталкиваться. Я не то совсем имел в виду.
Кертис и сам видел по реакции Митчелла, что последнее его предположение попало в цель. Слабенькое, конечно, достижение, ибо до того он уже успел перечислить все прочие варианты, но это детали. Значит, чувство вины. Только ведь поди докопайся. Искать сослуживцев? Это попросту нереально, они ведь разбросаны по штатам, а полиция Принстона – не федералы.
- А с Камински что тут понимать? Митчелл военный, логично предположить, что оружие у него в доме есть. Уж запрыгнуть к мужику в постель – дело нехитрое. И, очевидно, парень не настолько умен, чтобы что-то заподозрить. Да, черт, он совершенно точно не умен, ты же видишь! Доступ к оружию секретарша получила, а там даже его показания против нее нам могут не помочь: мы и так знали, что она была у него дома. И вообще, - Кертис резко оборвал свои рассуждения. – Я больше ни слова не скажу, пока не поем.
С этими словами Майк зашагал прочь по коридору, кинув не оборачиваясь:
- И я помню, что обед за мой счет.
Обещания Майк тоже предпочитал выполнять. Да и, чего доброго, Кенни вздумает вернуться и попробовать помочь Ммтчеллу еще раз, тогда того уже ничего не спасет.

+1

33

Против причастности Венди к убийству Кертис не возражал, и это не могло не радовать – хоть в чем-то они оказались согласными. Вот только со слов напарника можно было предположить, что секретарша давно спланировала убить своего босса, и даже просчитала возможное алиби, собираясь спихнуть вину на Митчелла.
Но зачем оно ей?! Что такого ей сделал покойный Хиггинс, чтобы заслужить подобное? Действительно приставал? Вряд ли. Обычно такое провоцирует не на продуманные, а на импульсивные решения.
Тогда что? А если не приставал, если, напротив, они были любовниками? А затем Венди поняла, что Хиггинс ее обманывает? Например, если он обещал развестись с женой, но не спешил этого делать? За такой обман можно и убить. Но зачем убивать любовника, а не его жену, являющуюся одновременно и помехой?!
Кенни все еще продолжал теряться в догадках, когда прозвучало предложение Кертиса пообедать. И нельзя сказать, что оно вызвало у него несогласие. Кажется, они с напарником потихоньку начинали находить общий язык.
- Ладно, тогда кафе выбираю я, - усмехнулся Рикстон, принимая предложение.
Уже выходя из участка, он попросил дежурного сержанта, чтобы тот отправил задержанного в камеру. Подумать о своем будущем Митчелл мог и за решеткой, а держать его в допросной без допроса было как-то не слишком неправильно, учитывая, что никакой вины за парнем детектив не видел. Ну, кроме глупости. Но так ведь за такое не сажают.
Нагнав напарника, он поинтересовался.
- Ты ничего не имеешь против индийской кухни? Если нет, здесь неподалеку есть отличное кафе. Кормят там вкусно и по довольно умеренным ценам. А десерты такие, что пальчики оближешь.
И с этими словами он кивнул на свою машину, давая понять, что готов подвезти напарника, и вернулся к прерванному разговору.
- Как думаешь, за что Камински могла убить своего босса? Вряд ли за то, что тот к ней приставал. Может быть, они были любовниками, и он решил с ней порвать?
И если да, то вряд ли Митчелл об этом знал. Может быть, информация об изменах его подружки заставит его перестать валять дурака и сказать правду? Но как ее доказать?

+1

34

Что-то он и за обед платил и права выбора места для этого самого обеда лишился: здесь явно присутствовала какая-то несправедливость.
Митчелла отправили в камеру, так и не позволив ни в чем признаться. А если он на весь участок начнет вопить, что застрелил Хиггинса? Чтобы уж наверняка кто-нибудь, да услышал. Не похвалит их начальник за такую работу, ох, не похвалит.
- Если только то, что мне принесут, не начнет шевелиться в тарелке, пусть будут индусы. Это они фанатеют по карри?
Вообще-то Майк собирался прошвырнуться пешком и найти какую-нибудь забегаловку с гамбургерами, куда не успела набиться обеденная толпа, но вопрос был не столь принципиален, чтобы устраивать из-за него спор. Снова плюхнувшись на пассажирское сиденье Доджа, Кертис застонал:
- Какой же ты зануда.
Просил ведь не говорить о деле, пока не пообедают? Просил. Мысли о Митчелле и его подружке секретарше мгновенно отбивали аппетит, даже обмякшее тело Хиггинса с дырой в груди не производило такого эффекта.
- Если только они все в это конторе умалишенные. Начни каждая отвергнутая секретарша стрелять в своего босса, нам бы еще десяток таких отделов пришлось открыть. Может, он ее чем-то шантажировал, принуждал с ним спать. Или застукала с еще одной любовницей. Не верю, что она вдруг влюбилась в охранника, ты же сам его видел. И ее. Значит, план мести вынашивала уже минимум два месяца. Надо жену допросить.
Предварительный опрос им, можно сказать, ничего не дал. Клерки почти слово в слово повторили слова Камински, разве что никого из них не лапал Хиггинс, и крики охранника во сне они не слушали. Секретарша дала повод думать на Кэмерона, а потом и сам Кэмерон дал повод думать на Кэмерона. Для полицейских в этом во всем не было ничего полезного.
- И кто знал, что этот псих схватит лопату и примется с таким энтузиазмом копать себе могилу? Теперь ведь и правда придется поголовно опрашивать всю родню и знакомых.
Всерьез Митчелла-старшего Кертис, конечно, не подозревал, просто искал уязвимые места в обороне задержанного. Разве что у них в семейке у всех с головой был непорядок, иначе кто додумается отправить своего сына на убийство? Но попытаться это использовать Майк должен был.

+1

35

- Поверь, все, что будет в твоей тарелке, будет хорошо прожарено и сдобрено хорошей порцией приправ, - усмехнулся Рикстон, которого позабавило подобное предположение. Нет, конечно, он знал о том, что в некоторых азиатских странах принято есть каких-нибудь жуков и червей, но в его любимом заведении ничего подобного клиентам не подавали. – А карри – это соус, в котором нередко готовят мясо или курицу. Можешь заказать.
Но обмен шутками быстро закончился, стоило только Рикстону снова заговорить об их текущем расследовании.
«Ничего я не зануда!» - мысленно огрызнулся детектив. Нет, черт побери, ну что он мог поделать, если это дело занимало все его мысли.
Его версию с любовной связью между покойный боссом и секретаршей напарник отверг, выдвигая встречную версию с шантажом. Отвергнуть ее у Рикстона не получилось, потому что она казалась вполне правдоподобной.
Значит, придется проверять. А еще, как и предлагал Кертис, придется допрашивать жену Хиггинса.
А вот тревожить родню Митчелла детективу не хотелось.
- Не думаю, что родственники парня скажут нам что-то новое, - покачал он головой. - То, что у него посттравматическое расстройство, за версту видно. Думаю, Венди это тоже знала, потому и решила использовать Митчелла в своих целях. С военными такое бывает. Чувство вины за то, что выжил…
Рикстон запнулся, ловя себя на мысли, что слишком уж часто он рассуждает на эту тему. Как бы у Кертиса не возникло подозрений на счет его прошлого и не появились сомнения, не пересекались ли они с Митчеллом во время военной службы.
Это, конечно, было неправдой. Но слухи, порой, бывали чертовски навязчивыми. Не хотелось бы из-за них оказаться отстраненным от дела.
Возможно, именно поэтому, скрепя сердце, Кенни все же предпочел сменить тему.
- Ладно, если я зануда, то я замолкаю. И до возвращения в участок о деле ни слова. И о чем будем говорить?
"Хочешь рассказать о своем прошлом месте работы?"
Но вряд ли у напарника было желание говорить о подобном, учитывая ходившие про него слухи. А потому, чтобы избежать возможного конфликта, Рикстон предпочел задать другой вопрос.
- Или предлагаешь нам помолчать все время обеда?
С этим вопросом он свернул к обочине, припарковываясь напротив ресторанчика.
- Приехали.

Отредактировано Kenny Rixton (2018-02-13 21:02:29)

+1

36

- Да ты перестанешь, наконец, трястись над ним? – возмутился Кертис. – Как минимум, его отец знал Хиггинса. И, надо полагать, сына знает тоже. С чего бы нам его не допросить? А вдруг у Митчелла вообще провалы в памяти, и это он грохнул босса?
Теперь его уже всерьез стали доставать попытки уберечь Митчелла от любого внешнего воздействия. Да, он был в Ираке, да, война наверняка наложила свой отпечаток, но это не их забота. Если Кэмерон ни в чем не виноват, лучше уж слегка вывести его из равновесия, но спасти от незаслуженного наказания, чем отправить за решетку лишь по той причине, что они боятся повредить его тонкую душевную организацию.
- И, знай я такое, на месте Камински поостерегся бы вообще находиться с ним наедине. Чувство вины – это хорошо, но есть еще и шанс, что тебя ненароком пристрелят, приняв за врага. 
Да мало ли, что ему привидится во сне или померещится ночью в полумраке? О чем там думала Камински, когда (и если) затевала свое предприятие, Кертис, понятное дело, не знал, но пока он ставил на то, что женщина просто хотела выкрасть оружие. С признанием охранник будто бы сымпровизировал, как Камински смогла бы такое предугадать?
- Нам что ж, по-твоему, и поговорить больше не о чем? – удивился Майк.
Глянув сквозь стекло на кафешку, он выбрался на улицу, захлопнув за собой дверь. Когда хлопнула вторая дверь, детектив продолжил, не оборачиваясь:
- Да вот хотя бы о том, почему мой…- Кертис вновь споткнулся, избегая слова, которым не мог назвать Рикстона, и лихорадочно вспоминая подходящее. Свое замешательство он попытался скрыть, оглядевшись по сторонам, словно бы проверял, что не угодит никому под колеса. Впрочем, помирать сегодня он действительно не планировал  -…партнер не посчитал нужным сказать, что никогда не проводил допрос.
Бросив это, он перебежал дорогу, оставляя Кенни раздумывать над ответом. Вообще, Майк не был уверен в своей правоте, но ему было интересно, и он решил рискнуть. И, быть может, Кертис хотел каплю откровенности, потому даже не стал смотреть, какой была реакция на его слова: захочет – ответит, не захочет, так сделает вид, что не посчитал эту фразу вопросом.
Толкнув дверь, Кертис вошел внутрь, тут же порадовавшись, что людей было немного: если вдруг они все-таки решат разговаривать, а не уплетать заморские блюда в гробовом молчании, возможно, их даже никто не услышит. Выбрав  столик у окна, Майк уселся на узкий диванчик. А вот запах здесь, конечно, был специфический…

+1

37

- Я не трясусь! – в очередной раз огрызнулся Кенни, едва не забывая о своем намерении не говорить о деле и всем, что с ним связано, до окончания обеда. Хотя, черт побери, может быть, он действительно трясся. Трясся, потому что понимал, что парню пришлось пережить и что творится у него в голове.
Самому Рикстону повезло, ему удалось избежать посттравматического расстройства по возвращении «оттуда», но даже его не миновали ночные кошмары и длительные запои, выбраться из которых помогло лишь поступление в полицейскую академию. Но ведь не всем везло так, как ему.
- За врага так просто не принимают, - проворчал он, не желая соглашаться с предположением напарника о том, что Митчелл может иметь хоть какое-то отношение к убийству. – ПТСР – это тебе не шизофрения.
Так что желание парня взять вину на себя еще не делало его психом. По крайней мере, не настолько психом, чтобы он не помнил, что делал сегодня утром.
Впрочем, на этом его возражения и закончились, а разговор плавно перешел на другую тему. И ее нельзя было назвать слишком приятной, потому что предположение напарника о первом в его, Рикстона, карьере допросе задело за живое.
«Может, мне надо было табличку на грудь повесить?!» - мысленно огрызнулся детектив в спину уже переходящему дорогу Кертису. И замешкался у машины, чувствуя, как желание пообедать сменяется другим – сесть за руль и уехать к чертовой бабушке. Жаль, что поступить так было бы верхом глупости и ребячества.
Пришлось перебежать дорогу следом за напарником, выискивая свободное пространство в потоке машины.
К тому моменту,  как Кенни добрался до кафе, Кертис уже занял там столик, так что все, что оставалось детективу – это присоединится к нему.
- И что бы это изменило? – спросил он, едва сев на стул.
Наверно, можно было начать отрицать правоту предположения Кертиса, но врать было как-то противно. В конце концов, тот сам не всегда был детективом, и не ему было его осуждать. 
- Ты бы не пустил меня к Митчеллу? Или потребовал себе другого напарника? Можно подумать, ты на этой должности всю свою жизнь.
К столику торопливо подошла официантка, заставляя отвлечься от разговора.
- Одно чхоле с рисом, - привычно попросил детектив, заказывая блюдо, которое пробовал уже не раз. Перевел взгляд на Кертиса и не удержался, чтобы добавить. – А моему… партнеру, - надо же подобрал словечко, - креветки и мясо в соусе карри. Вместе с лепешкой.
Девушка кивнула, записывая заказ, и поспешила в сторону кухни.
А Кенни, даже не собираясь просить у напарника прощения за излишнюю инициативность в заказе, продолжил, возвращаясь к прерванному разговору.
- Ну, теперь ты знаешь. Меня только что перевели в убойный из патрульных… После того, как я повязал одного урода, похищавшего детей, - при этих словах в голосе прозвучала неприкрытая гордость. Рикстон действительно гордился этим арестом, и не только потому, что он позволил ему занять более высокую ступеньку в полицейской иерархии, но и потому, что за ним стояли жизни спасенных детей. - И это был мой первый допрос. И раз уж мы говорим о наших карьерах, не хочешь рассказать, за что тебя перевели в убойный из отдела нравов? Чем ты там так отличился?
«Или с тобой просто никто не захотел работать после того, как ты угробил своего напарника?»

Отредактировано Kenny Rixton (2018-02-14 21:14:24)

+1

38

Рикстон выглядел сейчас, как ученик, которого раскритиковали на уроке рисования. Так и представлялось, как он, насупившись, выкрикивает: «Можно подумать, вы всегда были художником!». От этой картинки губы детектива стали расплываться в улыбке, и пришлось прикрыть рот кулаком, дабы это не стало заметно. Он даже решил не возражать, когда Рикстон взял на себя выбор блюд.
Последний вопрос заставил улыбку мгновенно сползти с лица Кертиса. Он невольно отвел взгляд, и в этот момент замешательство скрыть точно не удалось. Хотелось немедленно встать и уйти, и со своим желанием детектив боролся несколько секунд, понимая, что виноват сам. Майк ждал ответного вопроса о своей службе, только не рассчитывал, что он прозвучит в такой форме. Но ведь сам напросился. То есть, он-то собирался подразнить Рикстона, а вовсе не пытался того уязвить, но для Кенни, видно, его недолгий срок работы в полиции был темой слишком болезненной.
- Меня никто не переводил, - медленно проговорил Кертис, и собственный голос показался ему чужим. – Были личные причины, я ушел. Восстановился в тот отдел, где было место,  по-моему, ничего загадочного в этом нет.
Звучало, как гребаное оправдание. Пальцы скребли по деревянной столешнице, но своего неосознанного жеста Майк не замечал. На Кенни он не злился, его гнев не имел конкретной цели, и готов был вырваться наружу совершенно непредсказуемым образом. Бросить в стену вазу с цветами, наорать на Кенни, перевернуть стол… Нет, стол, похоже, для этого слишком тяжелый. И дорогой, к слову. А вот ваза дешевая – нашли, на чем сэкономить…
Цепляясь мыслями за детали интерьера, Кертис гнал прочь из головы кровавые образы, выбираясь из оцепенения Проклятье, он наверняка сейчас выглядит, как псих. Похлеще Митчелла.  И Кертис понятия не имел, сколько просидел вот так молча: десять секунд или пять минут? В подобные моменты реальное время переставало существовать.
- Эй, простите! – проплывавшая мимо официантка показалась ему спасением. – Можно мне стакан воды?
И уже наплевать, что там подумает Рикстон. С трудом сглотнув слюну, Кертис откашлялся и перевел взгляд на Кенни, пытаясь вспомнить, что тот сказал прежде, чем толкнуть его в трясину.
- Я бы не пустил тебя к Митчеллу одного, - пришлось откашляться снова в попытке избавиться от хрипоты. – Он сложный, не для оттачивания навыков. Тебя ведь не возмущает, что интернов в больницах не допускают до операций на открытом сердце? Или, по-твоему, допрос – это так просто, что учиться здесь нечему?
Кажется, он сам себе сейчас напоминал Бена. Правда, Пирсон почти всегда был идеально спокоен, разочарован – может быть, но не зол. У Кертиса выходило не так: говорил он спокойно, но взгляд и интонация наверняка выдавали раздражение. Да у него ведь до этого момента и в мыслях не было поучать Кенни! Какого черта тот вздумал на него кидаться?

+1

39

Кажется, его вопрос попал в точку, потому что лицо Кертиса неожиданно вытянулось, а взгляд стал отрешенным. Почти как у Митчелла, когда тот смотрел на покойного Хиггинса, но видел что-то совсем другое, известное только ему одному.
И разговоры о том, что у его напарника не все в порядке с головой, только что обрели для Рикстона подтверждение. Нет, возможно, Кертис и не был психом в прямом понимании этого слова. Но что-то вроде ПТСР у него за плечами однозначно имелось. Что-то, связанное с его бывшим отделом. Или бывшим напарником.
«Замечательно» - пронеслось в голове при виде притихшего коллеги, который, казалось, в эту секунду раздумывал над тем, чем бы потяжелее проломить ему, Рикстону, голову.
И в душе шевельнулся не страх, нет, сожаление о собственной не сдержанности. Приняв слишком близко к сердцу слова о собственной неопытности, он невольно уязвил напарника в самое его больное место. Конечно, тот сам бы виноват, решив изобразить из себя более опытного, но не настолько, черт побери.
К счастью, до внешнего проявления эмоций у Кертиса дело не дошло. Тот сумел совладать с ними. С ними, но не с желанием почитать Рикстону нотации.
И раздражение, улегшееся было, снова шевельнулось в душе, заставляя скрипнуть зубами из-за необходимости подбирать слова, чтобы не задеть больное место напарника повторно.
- Ну, тогда я рад, что ты не знал этого раньше, - вполне искренне произнес Кенни. – Я все равно пошел бы к Митчеллу один, потому что хотел ему помочь. Рассчитывал, что стану для него «своим», и он мне поверит…
Вот только все его попытки пошли прахом. И дело было не в отсутствии опыта, а в чувстве вины, которое глодало парня изнутри.
«А теперь давай, можешь заявиться в кабинет к шефу и рассказать о моем неподобающем поведении» - пронеслось в голове, но озвучивать это предположение детектив не стал. Не хотел портить их отношения еще сильнее, как и не хотел обвинять напарника в склонности к стукачеству, не имея для этого оснований.
Вместо этого он произнес другое, пытаясь сгладить возникшую между ними неприязнь, насколько это было возможно.
- У меня не получилось, и хватит об этом… И вообще, хватит вести себя как «большой босс» и читать мне нравоучения. Да, ты работаешь в полиции побольше моего, ты раньше стал детективом, но это не значит, что ты намного опытнее меня.
«Черт побери, да ты и половины не видел того, что видел я»
Да большая часть его коллег не видела, но это не мешало им, даже будучи младше Кенни по возрасту, но выше по положению, относиться к тому снисходительно, как к молодому и неопытному товарищу.
Подошедшая к столику официантка заставила отвлечься от собственных обид и благодарно кивнуть в ответ на принесенный заказ. А заодно и давала возможность Кертису ответить.

+1

40

Ну, конечно, он все равно бы пошел один, кто бы сомневался. В пару-то их ставят забавы ради, а не для того, чтобы в нужный момент бывший военный с посттравматическим синдром не смог беспрепятственно придушить копа, повинуясь сиюминутному порыву. Но да, Кертис помнил, кто именно вывел из себя задержанного, и потому свой аргумент решил не озвучивать.
От очередной заевшей пластинки Рикстона тянуло биться головой об стол, но Кертис ограничился тем, что потер ладонью лоб. Одно и то же раз за разом, словно Майк только и занимался тем, что напоминал Кенни о своем стаже. А, к слову, если бы Рикстон не спросил, он бы даже и цифру эту не озвучил. Да и цифра-то, прямо скажем, не впечатляющая.
- Где и когда я кичился опытом? – возмутился Кертис. А особенно его порадовало «это не значит, что ты намного опытнее меня». Действительно, к черту опыт, кому он нужен?
Майк кивнул официантке и тут же ополовинил принесенный стакан с водой, ибо голос продолжал звучать как-то странно.
- Ну да плевать… - начал было Кертис, но тут же передумал, опустив стакан на стол: - Хотя, нет, не плевать. Ты, то есть, весь мой прошлый опыт считаешь ничтожным?
Да, он хотел оставить тему и вернуться к разговору о Митчелле, однако, было очевидно: если не разрешить проблему сейчас, то житья ведь не будет. Конечно, когда он сам только оказался в отделе нравов,  не раз лез вперед старших коллег, за что и огребал неоднократно. Заслуженно  - это Майк оценил не сразу, но все же оценил. А вот Рикстон, похоже, даже признав свои ошибки, не собирался извлекать из них урок.
- Или это из разряда «вы, гражданские, жизни не нюхали»? – окончательно придя в себе, взгляда Майк уже не отводил, глядя прямо собеседнику в глаза. Уж коли хочет что-то сказать, пусть говорит прямо, чтобы потом не было сюрпризов.
То, что Кенни служил, было уже очевидно. Иначе с какой бы стати он мог стать для Митчелла «своим»? Кертису не надо было объяснять, что такое война, – он действительно не знал, но догадаться было не так уж сложно. Да, это серьезный жизненный опыт, но службе в полиции, не считая прикладных навыков, он мало может помочь. И копам иногда приходится видеть то, что не на каждой войне увидишь.

+1

41

«А как это, по-твоему, называется?!» - мысленно вспыхнул Рикстон, когда Кертис заявил, что не собирался кичиться опытом. С его точки зрения, именно опытом напарник и кичился, пытаясь продемонстрировать свое превосходство и право решать, кому проводить допросы.
И неважно, что, возможно, он преследовал благую цель – приятнее от этого не становилось, потому что не позволяло ощущать себя с ним равных. А главным его никто не назначал.
Кенни хотел было это сказать, но не успел, отправив в рот очередную порцию риса на ложке.
И хорошо сделал, что не успел. Если уж Кертис сумел переврать его слова об опыте, то страшно было даже представить, как бы он воспринял сомнения в собственном главенстве.
От неожиданности Рикстон едва не поперхнулся.
- Что?! – переспросил он и тут же запротестовал, от удивления даже позабыв про собственную досаду. – Я не говорил, что считаю твой опыт ничтожным! Я вообще не считаю чей-то опыт ничтожным. Речь шла о другом…
«Я просто хочу сказать, что даже он не дает тебе право вести себя со мной, как с зеленым новобранцем, который нуждается в твоих подсказках! Если мне будет нужна помощь или совет, я сам смогу попросить о них!»
На фраза о «гражданских» заставила и эту фразу остаться не озвученной.
«А это тут, вообще, причем?!» - пронеслось в голове. А в следующий миг удивлением сменилось чувством неловкости, а вместе с ним, внезапно ушли и остатки досады. Признаться, Кенни даже не задумывался над тем, насколько его военное прошлое бросается в глаза. Хотя, с учетом его желания помочь Митчеллу, догадаться, наверно, было не сложно. Особенно детективу полиции.
- Что? Настолько видно? – с кривой усмешкой спросил детектив и покачал головой. – Нет, второе предположение тоже не верно, так я тоже не считаю… Я лишь прошу не скидывать мой военный опыт со счетов. Может быть, тебе трудно поверить, но в полиции он тоже может пригодиться, и не только в умении нажимать на спусковой крючок.
Наверно, это прозвучало двусмысленно, а потому пришлось уточнить.
- Нет, я в курсе, что полицейские не на войне, что у нас здесь нет условного противника, а на преступников распространяются те же законы, что и на других людей, которых мы призваны защищать. Но на войне приходится не только стрелять и убивать, иногда там нужно наблюдать, собирать информацию, расспрашивая случайных людей, делать выводы по косвенным признакам... 
«А еще военный опыт помогает не свихнуться от того, что порой доводится видеть полицейским» - но об этом тоже было лучше помолчать.
- Так что я знаю, как проводить допрос. И знаю не только из полицейских учебников. А произошедшее с Митчеллом было случайностью,вызванной эмоциями, и не больше.

Отредактировано Kenny Rixton (2018-02-17 22:14:49)

0

42

«А что же ты говорил?» - мысленно переспросил Майк, удивленно приподняв брови. Раз Рикстон так уверенно пытался доказать, что он ничем не хуже, не логично ли было сделать вывод, что опыт Кертиса в отделе нравов засчитывается как ноль? Вроде бы простая арифметика. Между тем, именно их совместная работа с Беном дала Майку столько, что смело можно было множить реальный срок на два. И именно поэтому он никак не мог взять в толк, для чего их с Рикстоном поставили в пару – Кертис на роль учителя не рвался.
Если бы Кенни позволил ответить, Майк бы, конечно, заверил его, что в глаза военное прошлое детектива не бросается. Не сразу, во всяком случае. Не в первые пятнадцать минут… Но, вероятно, его попытка сыграть в Шерлока Холмса и разложить по полочкам, как именно он дошел до своего вывода, могла быть воспринята как еще одно проявление бахвальства, и сейчас была неуместна.
- Знаешь, - заметил Кертис, ковыряясь вилкой в содержимом своей тарелки. Желто-зеленый цвет содержимого напомнил ему одну вещь – он терпеть не мог карри. Не настолько, правда, чтобы сообщать данный факт собеседнику. В конце концов, оно ведь действительно не шевелится, а, значит, отвечает изначальным требованиям и вполне может быть съедено. Майк поднял глаза на Кенни: – По-моему, тебя твой полицейский опыт напрягает куда больше, чем меня.
Оспаривать слова Рикстона детектив не стал, но что-то подсказывало ему, что в зоне военных действий допросы проходят несколько иначе. Они и в полиции иногда так проходят, но это та часть их работы, о которой вслух говорить не принято. И все же, Кертис предпочел бы, чтобы его напарник хотя бы держал в голове мысль, что обратиться за помощью – не значит проявить слабость. Как это сформулировать, не вызвав очередную бурю негодования, Майк не придумал, потому перевел разговор:
- У меня есть теория. Домысел. Похоже, с чувством вины догадка была верной. Возможно, во время войны Митчелл сделал нечто неправильное, и кто-то погиб по его вине или пострадал, но сознаться он не решился,  - подозревая, что Кенни снова начнет протестовать против того, чтобы арестованный оказался в чем-то замешанным, Майк без паузы продолжил: - Или он сделал нечто такое, что казалось ему преступным, из-за чего, опять же, кто-то пострадал, но командование не захотело его слушать. Так или иначе, есть вина, за которую он не понес наказание в прошлом, и теперь хочет это исправить. Может, в религию подался.
У теории Майка было слишком мало оснований, чтобы считать ее хоть сколько-нибудь стоящей детального рассмотрения, но это не означало, что ее не следует озвучивать. Реши Рикстон отмести версию как неправдоподобную, Кертис не кинется спорить с пеной у рта, однако, ему хотелось бы найти способ проверить догадку.

+1

43

Кажется, наладить разговор все же получилось. По крайней мере, Рикстону казалось, что накал эмоций начал спадать, и ответ напарника пусть был не совсем тем, который хотелось бы услышать, но все же куда более спокойным, чем его предыдущие заявления.
«Это потому, что мне слишком часто напоминают о нем идиотскими шутками» - мысленно огрызнулся в ответ на него Кенни, но вслух озвучивать не стал, опасаясь нарушить установившееся шаткое «перемирье».
К тому же, несмотря на все нежелание говорить о Митчелле до конца обеда, Кертис сам вернулся к этой теме, и не хотелось сбивать его.
Предположение напарника или домысел, как назвал он его сам, заслуживало внимания. Исключать, что чувство вины, заставлявшее парня гробить самого себя, крылось не только в том, что он вернулся живым, но и в том, что случилось за время его службы, было нельзя. А значит, это предположение стоит проверить.
- Хочешь сказать, что убийство Хиггинса – заговор сектантов? – пошутил Кенни с набитым ртом, пережевывая очередную порцию мяса с рисом. А затем добавил уже серьезнее. – Может быть, ты и прав. Но проверить твою догадку будет непросто.
По крайней мере, для простого детектива.
- Если верить Митчеллу, он служил в рейнджерах. А их 75-ый полк подчиняется напрямую главному управлению спецопераций. У тебя там случайно знакомых нет? - при этом в голосе Рикстон отчетливо прозвучал сарказм. – Потому что если нет, узнать что-то из подробностей его службы тебе не светит, даже по официальному запросу.
«Тебе, но не мне» - и от этой мысли в душе шевельнулось чувство гордости. Глупое чувство, но отогнать его было непросто. И оно было вызвано тем, что если у Кертиса вряд ли имелись связи в USSOCOM, то у самого Рикстона они были.
Неофициальные, конечно. И не такого высокого ранга, чтобы позволить вернуться ему на службу, несмотря на врачебный вердикт. Но все же были, чёрт побери.
А потому, отправив в рот еще одну вилку с едой и выждав пару секунд, чтобы дать Кертису проникнуться смыслом сказанного, Рикстон добавил.
- Хотя знаешь, я тут подумал, кажется, такой знакомый есть у меня, - по его губам скользнула усмешка, чуть покровительственная, в которой так и читался намек на пользу военного опыта для полицейской карьеры, - причем не просто знакомый, а мой должник. Его машина как-то попала в засаду недалеко от Кандагара, а рядом оказался мой отряд. Мы их прикрыли и вывезли к нашим, на аэродром… Так что, если ты действительно хочешь помочь Митчеллу выбраться из того дерьма, в котором он себя топит, я могу связаться с моим знакомым и попросить помочь.
«Что скажешь?» - добавил он мысленно, вопросительно глядя на напарника.

Отредактировано Kenny Rixton (2018-02-18 20:30:00)

+1

44

- Это было бы хотя бы интересно, - с тоской в голосе пробормотал Кертис.
Конечно, человек непосвященный наверняка заявит, что искать нечто интересное в деле об убийстве – это отвратительно. Да только что тут поделаешь, профессиональный цинизм. Кертис не имел привычки восхищаться даже самыми хитроумными планами преступников, ибо восхищения почти никто из них не заслуживал, но он определенно получал удовлетворение, когда противника удавалось переиграть. Так что, да, шайку сектантов он бы предпочел секретарше-убийце.
Кенни продолжал говорить, а Майк все вглядывался в его лицо и пытался понять: то ли Рикстон рисовался перед ним в шутку, пытаясь пародировать самого Кертиса, то ли он всерьез не замечал, что делает ровно то, в чем только что попрекал напарника – бравирует своими достижениями. Так или иначе, самым правильным Майк счел не заострять на этом внимание, а то они оба уже начинали напоминать школьников. К тому же, его отсутствие военного опыта задевало мало.
- Я хочу помочь Митчеллу? – переспросил Кертис так, словно мог ослышаться, сидя в полуметре от собеседника. – Я хочу посадить убийцу, а Митчелл всеми силами пытается мне в этом помешать. Так что, топить я его, конечно, не стану, но и тратить кучу времени, чтобы помогать человеку, который этого не хочет, по-моему, глупо. А вот найти средство воздействия на него было бы неплохо. Может, пообещать ему срок за соучастие, тогда расколется?
Кертис вроде бы и пошутил, но, в то же время, не спешил отметать озвученное предложение. Кто знает, вдруг охранник разговорится, если пообещать, что срок он все равно получит? Да, логику некоторых людей бывает невозможно принять, но можно попытаться понять ее и подстроиться.
- Да и чего ты-то так о нем печешься? Ну да, он служил, много чего видел, и, очевидно, это не лучшим образом на нем сказалось, но он ведь не становится автоматически святым. Нельзя исключать, что он мог хотя бы знать о готовящемся убийстве.
Майк вернулся к совершенно непривлекательной еде, позволяя Рикстону ответить. Судя по всему, им не суждено посмотреть на это дело одним взглядом, но можно найти какие-то точки соприкосновения, то, что каждый из них посчитает важным и нужным для дела. Вот, допрос жены уже попал в этот список, и Кертис собирался настоять на том, чтобы допросить и отца Митчелла. Но начать все-таки нужно с окружения Хиггинса – глядишь, может там что всплывет.
- Черт, теперь занудой становлюсь я, - пробурчал себе под нос Кертис. Говорил-то он вроде по делу, но разговор становился настолько серьезным, что и самому было противно. Нет, не следовало нарушать свое же правило и возвращаться к разговору о деле. Видимо, компания Рикстона так на него действовала.

+1

45

- То есть сейчас тебе скучно? – усмехнулся Рикстон, когда напарник намекнул, что от версии с сектантами не отказался бы. Хотелось верить, что он шутил, как и в том случае, когда предлагал пообещать Митчеллу срок в обмен на показания. Но уверенности в этом не было, потому что по Кертису вообще трудно было понять, когда он говорит серьезно, а когда нет.
- Надеюсь, что ты шутишь, - уточнил Кенни, которого от подобного предложения едва не передернуло. Судьба парня была действительно ему не безразлична. Из-за их схожего прошлого, как бы глупо это не звучало. А еще потому, что он верил в невиновность парня. Верил просто безотчетно, полагаясь на интуицию.
- Не думаю, что он что-то знал, - покачал головой Рикстон. – Считай это интуицией, но его взгляд там, в офисе напомнил мне взгляд парней, которые сидели над трупами своих погибших друзей. Он не желал смерти Хиггинсу. И за что ему было того убивать?
«Да он даже не знал, что тот домагивался к его девушке, черт побери!»
- К тому же само убийство довольно странное. Если Митчелл знал о нем, то почему не продумал, как следует свои алиби? Он ведь должен был догадываться, что может попасть под подозрение. А разведчику не привыкать выдумывать правдоподобные истории. А если хотел сесть – то почему сразу не сознался, едва мы вошли в офис? Зачем позволил нам допрашивать Венди и искать пистолет?
Кенни покачал головой и, пользуясь паузой, продолжил, пусть это и стоило ему остывшего обеда.
- Может быть, Митчелл и подозревает, кто стоит за убийством, но подозревать он начал уже после того, как оно свершилось, а не до…
А чувство вины, заставляет его покрывать убийцу. А потому Кертис в чем-то прав, они должны поговорить с окружением парня и выяснить его прошлое. Возможно, это позволит понять, за что именно он чувствует себя виноватым и поможет разговорить его.
- И, думаю, ты прав, - добавил Рикстон, озвучивая согласие, пусть это далось и с некоторым усилием над собой. – Мы поговорим с отцом парня. Попробуем выяснить, не знает ли тот, что случилось в Афганистане. А параллельно я свяжусь со своим приятелем.
Он вытащил телефон, начиная искать в том нужный контакт.
А в это время к столику снова подошла официантка.
- Что будете заказывать на десерт? – поинтересовалась она с легким акцентом. - Гаджар Халва? Рас Малай? Гулаб Джамун? Кхир? Кулфи?
При перечислении всех этих блюд Кенни невольно усмехнулся. Он был уверен, что ни одно из названий не сказало напарнику ровным счетом ничего.
И это был хороший повод для подначки.
- Десерт здесь за счет заведения, - произнес Рикстон, на мгновение отрываясь от телефона. – К тому же основное блюдо заказывал я. Теперь выбор за тобой.

+1

46

Судя по всему, предложение дать Митчеллу шанс заработать себе срок в тюрьме Кенни посчитал за шутку. Да, непросто им будет сработаться, очень непросто. Казалось, Кенни вообще не допускает мысли, что действия полицейского могут далеко не всегда являть собой эталон честности и благородства.
Кертису неожиданно резануло слух слово «труп». То есть, само слово было для него более чем привычным, что объяснимо, но в соседстве с «друзьями» звучало она чересчур цинично даже в понимании Майка. А еще Кенни говорил так много, не беспокоясь даже об оставленных без ответа (вероятно, подразумевавшихся риторическими) вопросов, что Кертису не удавалось вставить свой  комментарий. Потом их и вовсе прервала официантка, вздумав ругаться на неведомом языке. Хинди?
- А вам кто-нибудь говорил, что у вас очень красивые глаза?- выдал Майк, уверенно вглядываясь именно в лицо девушки, а никак не ниже, чем тут же заслужил улыбку. – Я полностью полагаюсь на ваш вкус. Только пусть там не будет карри…
Вообще, он был почти уверен, что таких десертов не бывает, но рисковать дюже не хотелось, он и с одной-то порцией до конца не справился. Девушка кивнула и ушла, а Майк вернулся от созерцания прекрасного к унылой действительности.
- Может и не знал, - в итоге согласился он, признавая доводы Рикстона убедительными. – Но, по-твоему, парни, сидевшие над телами своих погибших друзей, стали бы защищать тех, кто их убил? Тут уж,  или одно, или другое. Так что, не разделяю я твоих симпатий. Свое задание он провалил, а теперь еще и нам старательно мешает.
Кертису совершенно не нравилась эта непреклонная вера Кенни в невиновность задержанного. Делать из Митчелла главного подозреваемого не стоило – это верно, но Майк пока не видел причин считать его совершенно непричастным.
- В общем, я голосую за объективность. Тебе он нравится, меня он раздражает: предлагаю сойтись на нейтралитете и вести дело так, словно никто из нас не предвзят.
До тех пор, пока Кертис считал, что на войне Митчелл мог поехать крышей, детектив готов был смирить свою неприязнь. К слову, когда они общались с охранником впервые, ее и в помине не было, так что, хотя бы в негативном отношении к военным его не должны были обвинить, а то он за последний час успел настроить против себя двоих…

+1

47

Из необходимости выбирать одно блюдо из кучи неизвестных Кертис все же выпутался, причем выпутался довольно хитро, переложив выбор на официантку. Хотелось верить, что той при выборе будет руководить желание отблагодарить за комплимент, а вовсе не стоимость порции.
«И чем тебе так не угодило карри?» - усмехнулся Рикстон. – «Сам ведь просил»
Как ни странно, его доводы напарник признал, пусть и не до конца.
- Тут все дело в том, кто именно убил, - ответил Кенни, находя, наконец, в телефоне нужный контакт. И в идиотском чувстве вины.
Так что препятствование расследованию со стороны Митчелла было явно не осознанным. Вряд ли парень вообще думал о том, что его поведение может привести к чему-то подобному.
Предложение относиться к делу не предвзято на мгновение заставило внутренне вспыхнуть. Не слишком приятно было признавать собственную необъективность. Но спорить Кенни не стал, понимая, что это действительно будет глупо и никак не поможет Митчеллу.
- Ладно, договорились, - усмехнулся он и спросил. – Адрес отца Митчелла у тебя есть? Можем заехать сразу к нему, не теряя время на возвращение в участок.
Если нет, то самое время запросить его у дежурного. Как раз будет Кертису чем заняться во время отсутствия Рикстона, потому что сам детектив собирался отойти от стола для предстоящего разговора. Не потому что не доверял напарнику, просто так было удобнее.
- Я на пару минут.
Дик ответил почти сразу, как будто только и делал, что сидел и ждал звонка, пусть даже умом Кенни понимал, что у того имеются куда более важные занятия. Он бы даже трубку не взял, если не знал, кому принадлежит номер, с которого ему звонили.
- Глазам своим не верю, - прозвучало в трубке вместо приветствия, зато с непередаваемым сарказмом.  – Только не говори, что ты решил вспомнить о нашей с Элис годовщине и поздравить?
Честно говоря, кто такая Элис, Рикстон понятия не имел, а потому и о годовщине неизвестно чего как-то не догадывался.
- Вообще-то я не по этому поводу, - честно признался он. – Но если так удачно попал, то поздравляю. Только… не подскажешь кто такая Элис?
- Моя жена, - прозвучал вполне предсказуемый ответ, а вот продолжение было не совсем предсказуемым. – Мы развелись два года назад, как раз в этот день подписали последние документы.
Да что ж за день-то такой сегодня?! Одни шутники вокруг!
Видимо, молчаливое недоумение Рикстона оказалось не той реакций, на которую рассчитывал собеседник, потому что недовольно засопев, тот выдал:
- Ладно, забудь. Что у тебя? Хочешь сообщить о готовящемся теракте?
- И снова мимо, - ответил Рикстон. – Я хочу запросить информацию на одного парня из 75-го.
Разговор занял немного времени. В первую очередь, потому что Дик, наконец, соизволил перестать шутить и заговорил серьезно. И со всей серьезностью заявил, что не намерен идти под трибунал за разглашение подробностей личных дел военнослужащих.
Пришлось напомнить ему о долге, благодаря которому он и занимал свое сегодняшнее место, а не лежал на военном кладбище где-нибудь  Алабаме, получив взамен недовольное обещание «посмотреть, что можно сделать, и перезвонить».
Нам том и порешили.
К столику Рикстону вернулся одновременно с официанткой, принесшей десерт. В двух пиалах в сиропе плавали по два обжаренных до золотистой корочки шарика, посыпанные фисташками.
- Гулаб Джамун, - сообщила официантка, с улыбкой ставя одну из пиал перед Кертисом. И Кенни, не удержавшись, уставился на лицо напарника, пытаясь понять его реакцию на заказ. Десерт, насколько он знал, был довольно вкусным, но его внешний вид не слишком впечатлял.

+1

48

А кто убил? Если не Митчелл, значит, секретарша. И Кертис по-прежнему не верил в любовь настолько пылкую, что за нее стоило загреметь за решетку. Да и сознался охранник прежде, чем узнал, что его босс домогался до Камински, так что жертвой она в его глазах выглядеть не должна. Если не брать в рассмотрение предположение о шантаже. Но, очевидно, рассуждения здесь имели мало смысла, пока картина была неполной, а если еще и присовокупить теорию Майка о чувстве вины, то Митчеллу вообще не было дела до того, кто убил его босса, ровно как и до самого Хиггинса. Или Кэмерон внезапно оказался мыслями в прошлом и в нем же продолжал жить сейчас? Но имена-то не путал, Ирак вокруг ему не мерещился, значит, не совсем переклинило.
- Адрес в папке, папка в офисе, я позвоню, - сказав это и отпустив Рикстона, Майк тут же вспомнил, что телефонов участка у него не было. Он и у Кенни-то номер не спросил. Пришлось звонить в свой старый участок, где наткнулся на незнакомый ему голос, гнусаво пробормотавший, что детектив Кертис в полиции Принстона не работает. Просто чудесно. Кто бы мог подумать, что восстановиться на работе – это такой сложный бюрократический процесс.
Вернувшаяся официантка снова с улыбкой его обругала, поставив что-то жареное, но имеющее вполне себе человеческий цвет.
- Я знал, что вам можно доверbnmcz, - убирая телефон в карман, поблагодарил Кертис. – А попросить ваш номер будет не слишком нагло с моей стороны?
Одарив детектива еще одной улыбкой, девушка удалилась, так и оставив его вопрос без ответа.
- Что ж, очевидно, слишком, - заключил Майк и теперь уже заговорил с подошедшим напарником: - А у тебя глаза, конечно, не такие красивые, но номер мне бы твой тоже не помешал.
Будет анекдот, когда придется окольными путями узнавать телефон Рикстона. Разве что Торрес поможет, а то ведь ему вообще какие-либо сведения коллеги по цеху выдавать отказываются.
- Все, что мне удалось выяснить в участке: для полицейского департамента я не существую. Так что, выбирай: звонить самому или вызывать охотников за приведениями. По-моему, проще уже вернуться в офис. Тем более, дом отца Митчелла где-то в той же стороне, если меня не подводит память.
А даже если память Майка подводила, крюк не такой большой, и лишний повод Рикстону покрасоваться на своей машине.
- Ты, кстати, не боишься, что твой новенький Додж потеряет презентабельный вид слишком быстро, если разъезжать на нем по служебным делам? – расчленяя вилкой один из шариков, поинтересовался детектив.
Уж Кертис-то знал, какой недолгой бывала жизнь полицейского автомобиля. Даже при условии, что это не он будет сидеть за рулем. А уж если так случится, что будет…

+1

49

По возвращении Рикстона ждал сюрприз. Вернее, два сюрприза. Первый, заключался в комплименте его глазам, второй в известии, что он работает в паре с призраком.
И если понять, что комплимент – это такое своеобразное предложение обменяться рабочими контактами, Кенни еще удалось. То призрачная компания так и осталась для него неразрешенным вопросом, вероятно, вызванным неторопливостью бюрократической системы. Или слишком долгим отсутствием Кертиса в полицейских рядах. Впрочем, намекать на это, памятуя о недавней вспышке гнева, Рикстон не стал. Но при этом в голову пришла мысль, что неплохо было бы пробить подробности ухода Кертиса через свои "каналы".
- Я позвоню, - ответил он и уточнил, - в участок. Забыл забить номер охотников за привидениями в память телефона.
Он уселся за стол, отыскивая в контактах номер дежурного, и добавил.
- Мой приятель обещал выяснить, что сможет, и перезвонить до конца дня.
Дежурный поднял трубку почти сразу, узнал Рикстона по голосу – даже представляться не пришлось, и тоже пообещал перезвонить, как только найдет нужный адрес. Хотелось верить, что это случится до завершения обеда. В противном случае, действительно придется заезжать в участок самим.
Вопрос Кертиса о судьбе доджа застал Кенни в тот самый момент, когда он отправлял в рот кусочек жареного шарика. И детектив едва не поперхнулся от предсказания возможной судьбы его транспортного средства.
Нет, конечно, о том, что полицейские машины не слишком живучи, он знал. Но при этом был уверен в себе как в водителе, а значит, был уверен и в том, что с его автомобилем ничего не случится. Если, конечно, не пускать за руль посторонних.
- Не боюсь, потому что хороший водитель, - ответил он. – И потому что вожу свою машину сам.
Так что если намек, был своеобразной попыткой набиться за руль, то Кертису даже надеяться не стоило.
Дежурный со звонком не затянул, перезвонив в тот самый момент, когда Рикстон собирался подозвать официантку.
- У нас есть адрес, - махнув мобильным, сообщил Кенни, обращаясь к напарнику. – Так что, если ты закончил – можем ехать. Только не забудь рассчитаться.
Про обещание Кертиса оплатить обед он помнил.
- И заодно не забудь потом поделиться впечатлениями, как тебе индийская кухня?

Отредактировано Kenny Rixton (2018-02-24 15:51:34)

+1

50

- Тогда у нас полно времени на расспросы. Жене, интересно, сообщили?
Кому понравится роль гонца с дурными вестями? Понятно, что сообщать печальные новости родственникам Майку приходилось неоднократно, но он всегда был рад, когда это успевал сделать кто-то еще. Малодушно, спора нет.
- Если кто-нибудь вздумает тебя таранить, навыки вождения не спасут, - возразил Кертис. Не в его ли огород камень? – Будь ты хоть сам Торетто.
Майкл на секунд умолк и тут же рассмеялся, ткнув пальцев в сторону Кенни:
- На черном Чарджере, ну да, - странно, что до сих пор эта аналогия не пришла ему в голову.
Звонок мобильного Рикстона напомнил, что настало время сворачиваться. Увы и ах. Впрочем, когда Кертис не был голоден, его желание поработать как раз таки просыпалось, и если бы не тот печальный факт, что они перманентно о чем-то спорили с напарником, он был не против размять и ноги, и мозги: последнего он слишком долго был лишен. Логические задачки в интернете, знаете ли, в сравнении с работой детектива на улицах – скука смертная. Кертис предпочитал полное погружение.
Пока Кенни общался по телефону с дежурным, Майк, стараясь изображать эталон обаяния, попросил у официантки счет, а когда перед ним легла кожаная книжечка, с разочарованием не обнаружил в ней заветного листка с номером. Похоже, много какие навыки он успел подрастерять, пока возвращался к нормальной жизни. Тем не менее, чаевыми Кертис девушку не обидел.
- В следующий раз место выбираю я, - вместо отзыва об индийской кухне, сообщил Майк, поднимаясь на ноги.
На этот раз бежать вперед Рикстона он не стал, так что они вместе вышли на улицу и вернулись к столь часто поминаемой в беседах машине.
- А Кенни – это полное имя?
С более личными вопросами пока выходило неудачно, но говорить только о работе с человеком, которого теперь, вероятно, придется видеть каждый день, да еще и жизнь свою ему доверять, - нет, этим Майк себя ограничить не мог. Природное любопытство.

+1

51

Вопрос о жене покойного Хиггинса был насущным. Будучи патрульным Рикстону не раз приходилось сообщать родственникам погибших о смерти их близких, и ни разу он не назвал бы эту процедуру приятной. Так что он был бы только рад, если бы кто-то другой сообщил женщине о смерти ее мужа.
Вряд ли бы это был кто-то из полицейских, но в душе теплилась надежда, что это мог сделать кто-то из коллег Хиггинса, та же Венди.
- Приедем – узнаем, - пожал плечами он.
В ответ на шутку Кертиса, сравнившего его с героем известного боевика, Кенни лишь поморщился. Кажется, его новенький додж не давал напарнику покоя. То ли от зависти, то ли от желания оказаться за рулем.
- Надеюсь, что никому в голову такое не придет, - отшутился он в ответ, мысленно добавив:
«Кроме тебя»
И не смог сдержать кривую усмешку, когда стало понятно, что карри напарнику по вкусу не пришлось. В чем-то это не было удивительно. Удивительно было бы, если б при расхождении взглядов на работу и разный подход к делу, у них совпали вкусы.
Вопрос об имени стал для Рикстона неожиданностью. Кажется, напарник пытался узнать его получше. Или просто собирался поболтать, пока они будут добираться до дома отца Митчелла.
- Нет, - покачал головой детектив, сперва ограничиваясь коротким ответом – так как откровенничать ему не хотелось. Но в то же время, он понимал, что если они с Кертисом хотят сработаться – то им придется быть откровенным друг с другом, а откровенность начинается с вот таких вот мелочей.
Пришлось пересилит себя.
- Кеннет полное, - добавил он, уже садясь за руль и заводя мотор. – Кеннет Кристофер Рикстон, если быть совсем точным. Первое дали в честь дяди. Он служил вместе с моим отцом и погиб во Вьетнаме. Второе в честь названия больницы, в которой я родился.
Пожалуй, для первого раза откровенности было достаточно.
И переведя взгляд на напарника, Рикстон задал встречный вопрос.
- Теперь твоя очередь рассказать что-то о себе. Женат? Разведен? Есть любимая собака?
Вообще-то, больше хотелось спросить о его прошлом месте работы, но помня о случившемся в ресторанчике, Кенни не хотел рисковать.
Лучше говорить ни о чем, чем поубивать друг друга.
Машина отъехала от ресторанчика, направляясь по нужному адресу.

+1

52

Нельзя же быть настолько лаконичным! «Односложный Кенни» - мысленно окрестил Кертис напарника. Вышло очень похоже на пиратское имя, что слабо сочеталось с образом Рикстона. К счастью, хватило и вопросительного взгляда, чтобы вынудить Кенни продолжить. И теперь его, наоборот, понесло… человек крайностей. Но лучше излишек информации, чем отсутствие даже самого важного.
- Кеннет… - эхом повторил Майк. Ему, пожалуй, этот вариант нравился даже больше предложенного, хотя он и предпочитал обычно пользоваться сокращениями. Свое полное имя Кертису тоже нравилось, но, кажется, хорошо оно звучало только отдельно от владельца. – А с названием больницы тебе явно повезло.
Про войну Майку сказать было нечего. То ест, конечно, он нашел бы что спросить о службе Рикстона, но пока собирался выполнять данное себе же обещание не лезть в опасные темы. Мало кто из военный готов рассказывать истории за кружкой пива тому, кто никогда не был в их шкуре. Да Кертис и не претендовал.
- Жены нет, не было и не уверен, что будет.
Вообще, прежде Майк не видел себя человеком семейным просто потому, что не считал себя способным исполнять роль любящего мужа и отца. Все его связи длились не слишком долго и никогда не перерастали во что-то серьезное. Кажется, себя он любил несколько больше, чем требовалось. А после случившегося с Беном… тут появился уже вполне конкретный и весомый довод в пользу мнения о том, что полицейскому семью заводить не следует.
- И собаки нет. Я очень скучный тип. У тебя, кстати, никто из знакомых квартиру не сдает?
Кертис всегда вел себя так: перескакивал с одной мысли на другую, стоило ей возникнуть в голове. Вот сейчас он подумал, что жить в тридцать с родителями – просто крайняя степень унылости. Хоть просторный, обставленный дорогой мебелью отчий дом был для него привычным, он всегда чувствовал себя там каким-то инородным предметом. Как беспородная дворняга на дорогих паркетных полах. Переезд был временной вынужденной мерой, а его старую конуру владелец уже сдал новому арендатору. Интересно, если Кенни вдруг ищет себе сожителя, он сознается? Был бы забавный эксперимент.

+1

53

Озвученное ему имя Кертис повторил так, словно пробовал его на вкус.
«И как? Сойдет?» - едва не удержался от саркастического вопроса Рикстон. А в ответ на слова о больнице лишь неопределенно пожал плечами. Нет, конечно, если бы вторым именем у него был какой-нибудь Биргхэм или Хопкинс, это, конечно, звучало бы хуже, чем Кристофер. Но учитывая, что называться полностью ему приходилось всего пару раз в его жизни, он смог бы это пережить.
- Отец тогда служил в Пенсильвании, - пояснил он. – И больница Святого Кристофера была самой ближайшей к его воинской части.
И, хотелось верить, что на этом необходимость откровенничать закончится. Вот только ответы Кертиса была куда лаконичнее его собственных. Даже как-то обидно стало за собственную болтливость.
- С чего такая нелюбовь к женщинам? - пошутил Кенни, не вкладывая в эту шутку никаких намеков и ничего оскорбительного. Не ему было намекать, потому что его личная жизнь тоже оставляла желать лучшего. Пару раз у него начинались отношения, но все они быстро сходили на нет после парочки сверхурочных работ и ночных дежурств. А потому детектив добавил. - Ладно, забудь, сам такой.
Кажется, это снова была ненужная откровенность. И чтобы не увлекаться ей, на заданный ему вопрос Кенни предпочел ответить коротко:
- Нет.
Знакомых, сдающих квартиры, у него действительно не было. Он сам уже не первый месяц искал новое жилье, приличное и в то же время недорогое, потому что однокомнатная квартира в новеньком коттедже, которую он снял вскоре после переезда в Принстон, в последние месяцы, с учетом выплат за машину, стала для него слишком дорогим удовольствием. 
И даже подыскал пару хороших вариантов. Вот только один у него увели буквально из-под носа, пообещав владельцу жилья лишнюю сотню сверху, а второй представлял собой не однокомнатную, а двухкомнатную квартиру. За одну комнату владелец был готов просить всего тысячу триста пятьдесят, позволив детективу сэкономить целых шестьсот баксов в месяц.
Но оставалась загвоздка, где найти второго жильца, без которого стоимость жилья возросла бы вдвое. Подходящих знакомых у Кенни не было. И две недели, которые владелец согласился подождать, истекали в эту пятницу.
Так что вопрос Кертиса, в чем-то, можно было считать подарком судьбы. И Кенни считал бы, если бы не подноготная его нового напарника, о котором ходили слухи. Не хотелось бы оказаться соседом психопата, способного прирезать тебя во сне.
Впрочем, экономить на всем тоже не слишком хотелось. И хвататься за каждую сверхурочную работу в надежде заработать лишний цент.
Тем более, что его теперешняя должность не предусматривала слишком больших возможностей в этом плане. Вот если бы его перевели в отдел по борьбе с наркотиками или любой другой, в котором много наружки…
И скрипнув зубами, Рикстон не удержался, чтобы поинтересоваться.
- И на какую сумму ты рассчитываешь? – а чтобы его любопытство не показалось праздным, добавил. – У меня есть на примете одна квартира. Две спальни, две ванные, общая гостиная и кухня, огороженный сад на заднем дворе. Владелец готов сдавать ее двоим по тысячу триста пятьдесят за комнату… Если, конечно, возможный сосед тебя не отпугнет.
Ну, а если отпугнет, то и говорить не о чем. Время до пятницы у Кенни еще было, кто знает, вдруг ему повезет.

+1

54

- Знаешь, как говорят: безнадежны те отношения, в которых оба любят одного человека.
Кертис не считал себя полным эгоистом, но, увы, неоднократно ловил себя на том, что далеко не всегда готов был ставить интересы подруг на первое место, а при попытках манипулировать им при помощи обид и истерик вовсе терял интерес. Конечно, можно было рассуждать о том, что ему просто до сих пор не повезло найти ту самую, единственную, но излишним романтизмом Майк не страдал. Возможно, за многолетний опыт неудачных романов следовало уже сформировать ряд критериев и не тратить время обеих сторон, жаль, к этому Кертис до сих пор не пришел. Зато он не без удовольствия отметил, что Рикстона и самого потянуло на откровенности. Глядишь, что-нибудь дельное из их дуэта еще и выйдет, если раньше не успеют друг друга поубивать.
Только Майк успел с понимание кивнуть, когда ему сообщили, что для поиска квартиры все же придется приложить усилия самому, как Кенни почти подтвердил наличие у напарника дара предсказания. И ведь сознался! Даже после той вспышки в кафе, с которой Кертис справился с трудом. Честно сказать, предложением он был удивлен: скорее бы предположил, что Рикстон пойдет к сержанту с просьбой выдать другого напарника.
- Мы четыре часа знакомы, а ты уж предлагаешь съехаться? Да за кого ты меня принимаешь? – картинно возмутился Кертис, заодно не упуская шанса глянуть на Кенни, чтобы увидеть, с каким именно выражением лица тот озвучил свое предложение. И протянул руку ладонью вверх. – Если только ты не храпишь, как стадо пьяных  слонов, я в деле.
Со сном у Майка в последние месяцы была беда, но вроде бы домочадцы не жаловались на нарушение им ночной тишины, так что, вероятно, заскоки напарника Кенни не заметит, не шизофрения ведь у него, в конце-то концов.
- Только на кой черт нам сад?
Кертис, конечно, понимал, что сад едва ли  был критерием, по которому Рикстон подбирал жилье, а оказался лишь бонусом, но уже был готов и к тому, что напарник окажется заядлым садоводом. Кенни был немногословен, имел проблемы с самооценкой, но больше походил на шкатулку с потайными ящичками, чем на открытую книгу. А загадки Майк любил.

+1

55

В отличие от Кертиса Рикстон себя эгоистом не считал, списывая неудачи в устройстве личной жизни на работу и нехватку времени, связанную с ней. Скорее всего, у напарника были примерно те же причины, но спорить с ним и переубеждать его - было как-то глупо. Пришлось промолчать.
Шутка Кертиса заставила Кенни поморщиться, а еще в голову пришла мысль, что на подобную тему могут начать шутить и в отделе, если узнают об их «сожительстве», учитывая, что оба они не блистали победами над прекрасной половиной и женщины стаями за ними не увивались.
Нет, конечно, на подобные домыслы ему было плевать, и все же не хотелось, чтобы за глаза его называли «нетрадиционным». С другой стороны, ради шестисот баксов в месяц можно потерпеть и такое.
- Закатай губу, - мрачно отшутился Рикстон, - ты не в моем вкусе.
Покосился на протянутую ему ладонь и хлопнул по ней, словно заключая сделку.
- В академии рот мне ничем не затыкали, - добавил он, - значит, храпел не сильно.
«А ты, надеюсь, не разгуливаешь по ночам с ножом в руке?» - конечно, это была шутка, но шутить на эту тему Рикстон все же не рискнул, предпочтя переключиться на вопрос о саде.
- Ну, во-первых, по выходным можно выбираться на барбекю, не выходя из дома, - ответил он. – А во-вторых… запасной выход.
Не то, чтобы он опасался нападения на его жилище, но возможность избежать осады была приятным бонусом… или отголоском пережитых в прошлом боевых действий, когда разворачивая любой лагерь, необходимо было продумывать путь возможного отхода.
Вот только для человека далекого от войны эти слова могли звучать странно. Забавно будет, если Кертис сочтет его психом. А впрочем, пусть считает, лишь бы не передумал.
- Сегодня вечером можем заехать и посмотреть, чтобы ты окончательно определился.
А затем разговор подошел к концу, потому что машина свернула на нужную им улицу, подъезжая к дому отца Митчелла.
Дом не представлял собой ничего особенного. Двухэтажный, с флагом над крыльцом. Интересно, флаг появился, когда Митчелл пошел в армию, или был здесь и до этого? Может быть, их семейство тоже потомственные военные?
В последнем случае хотелось, чтобы желание обвинять себя в чужих преступлениях было не наследственной чертой. Хватит им и одного «мученика».
С этой мыслью Рикстон поднялся на крыльцо и постучал в дверь. Открыли им достаточно быстро.
На пороге возник седой мужчина лет шестидесяти с недобрым, настороженным взглядом. Этакий пожилой почитатель многочисленных теорий заговора. Только дробовика в руках не хватало для полноты образа.
- Добрый день, - произнес Кенни, стараясь изобразить доброжелательность, чтобы не спровоцировать появление этого самого дробовика. – Мы из полиции. Детектив Рикстон и Кертис.
Он продемонстрировал значок, после чего добавил.
- Можем мы задать вам несколько вопросов о вашем сыне? 

+1

56

- Разве можно меня не любить? - Кертис поднес сложенные лодочкой ладони к губам, состроив невинную физиономию. Уже запоздало до него стало доходить, что для отставного военного такие шуточки могли показаться дикостью, а то Рикстон и вовсе мог решить, будто напарник его с равным успехом бегает как налево, так и направо. Да-а, фильтровать потоку озвучиваемых мыслей Майк, конечно, умел, иначе ему давно бы уже оторвали голову, но если это придется делать не только на работе, но еще и дома, жизнь рискует стать гораздо тоскливее, чем была сейчас.
- Барбекю – это круто, - согласился Кертис, хотя пока он как-то сомневался в том, что Кенни готов проводить с ним свое свободное время: слишком очевидным, судя по его поведению, было отсутствие такого желания. 
- А чего смотреть? Если только там кровать из гвоздей, как у йогов…
Ничего другого, способного заставить переменить свое мнение, Кертису в голову не пришло. Розовые стены с единорогами и радугой? Да пожалуйста, какая разница, где спать. Или Кенни пошел на попятный? Предложил не подумав, а теперь вдруг осознал весь ужас ситуации… Нет уж, это Майк у него вызнавать не станет. Сам пускай выпутывается.
Обсуждение нового жилья окончилось, когда Рикстон затормозил у, надо полагать, дома отца Кэмерона. Майк-то адреса так и не знал, но зато угадал с направлением: чтобы добраться сюда, им действительно пришлось миновать участок.
Их встретил пожилой мужчина, явно не любивший принимать незваных гостей. Под его подозрительным взглядом Майк даже полез за своим значком, дабы у хозяина дома не осталось сомнений в законности визита обоих.
- А что с моим сыном? – все еще держа гостей на пороге с тенью беспокойства в голосе спросил Митчелл-старший.
- Нам пришлось его задержать. Можем мы войти? Лучше поговорить об этом в доме, - предпринял попытку прорваться Кертис, но его и не подумали пропустить.
- Что значит задержали? За что?
Вести беседы с этим семейством – это прям какая-то пытка. Вот и что ему отвечать? «Ваш сын грохнул вашего друга, не хотите рассказать нам про его детство?».
- Кэмерон подозревается в убийстве своего начальника.
- Хиггинс мертв? При чем тут мой сын? Что за вздор?! – Митчелл подался вперед, заставляя Майка отступить. Этому-то он что успел сделать? Последнее, чего бы хотелось Кертису, - это устраивать драку на ровном месте.
- Сэр, пожалуйста, - детектив поднял руки. – Мы хотим помочь вашему сыну, но нам нужна ваша помощь, чтобы во всем разобраться.
Даже если Кертис и не был до конца честен в своих словах, говорил он именно то, что, по его мнению, могло убедить  мужчину с ними сотрудничать.

+1

57

Готовность напарника принять любое жилье оказалась неожиданной. Нет, конечно, это можно было объяснить тем, что у того не имелось крыши над головой, и он был согласен на все, чтобы не ночевать в участке или на автобусной станции. Но вот это-то и было странным – жил же он где-то до этого момента.
Впрочем, разговор с отцом Митчелла заставил Рикстона отвлечься от этой странности и снова сосредоточиться на деле.
Желания помогать полиции Митчелл-старший не демонстрировал. Кажется, у них это вообще была семейная черта. И заверения Кертиса мужчину не успокоили.
- Хотите помочь моему сыну? – переспросил он, делая еще шаг вперед, так что детективам невольно пришлось отступить от его двери. И теперь, если бы он захотел, то с легкостью смог бы захлопнуть ее, прервав так и не начавшийся разговор. – Интересно чем? Задержав его и обвиняя в нелепом убийстве?! Кэм никого не убивал, и уж тем более он не убил бы Оскара. Оскар помог ему с работой.
- Мы понимаем, сэр, - осторожно подал голос Рикстон, привлекая к себе недобрый взгляд Митчелла-старшего. – И мы не считаем вашего сына виновным.
По крайней мере, он так точно не считал.
- Более того, мы уверены, что убийство совершил кто-то другой… И, возможно, ваш сын знает, кто именно, но он не хочет об этом говорить. Кроме того, он оговаривает себя, беря на себя вину за смерть Хиггинса.
Взгляд из недоброго стал колючим.
«Что ты мне тут заливаешь?!» - так и читалось в нем. Но озвученная вслух формулировка была более сдержанная:
- Что за чушь?! Зачем ему это надо?!
«Потому что, он идиот с комплексом вины!» - но и свой ответ пришлось смягчить.
- Именно поэтому мы и пришли, сэр… У нас есть основания полагать, что действия вашего сына спровоцированы тем, что случилось с ним в Афганистане. Его мучает чувство вины и, чтобы искупить его, он готов понести наказание за то, чего не совершал.
Только теперь до Рикстона дошла, как глупо это звучит. Так что он не удивился бы, если бы Митчелл-старший действительно захлопнул дверь у них перед носом. И изо всех сил стараясь этого избежать, детектив поспешно добавил.
- Если мы сможем понять, что именно заставляет вашего сына так себя вести, мы сможем переубедить его и уговорить назвать настоящего преступника. Так что если вы хоть что-то знаете – помогите нам. Пожалуйста. И вашему сыну… Просто ответьте на наши вопросы.
И желательно в доме, а не на крыльце, на глазах у любопытных соседей.

+1

58

Старясь все-таки удерживать старшего Митчелла в поле зрения, Кертис уставился на напарника с, кажется, отчетливо читаемым на лице выражением: «Что ты несешь?». Мало того, что из всего озвученного Рикстоном сумбура мужчина едва ли смог что-то понять, так он, считай, признался в умышленном аресте невиновного человека. Майк уже пожалел об озвученной за обедом теории и о том, что не отчитал Кенни как следует за косяки на допросе, решив проявить тактичность. Напарник, очевидно, не оценил. И какие такие у них были основания полагать, не считая безосновательных домыслов, что именно случившееся на войне заставило арестованного взять на себя вину? Его отрешенный взгляд? Служба, априори делавшая его невиновным?
- Сэр, - громко и резко произнес Майк, не столько стараясь привлечь к себе внимание Митчела, сколько надеясь, что Рикстон, наконец, соизволит взглянуть на напарника и разглядеть его недовольную гримасу. Впрочем, с невербальным общением нужно было кончать: мужчина не должен заметить их разногласий. Иначе Кертис проорал бы нечто вроде «Заткнись!» намного раньше. – Улики указывают на причастность вашего сына к убийству. Более того, он сознался.
- Вы сказали, он невиновен! – воскликнул Митчелл.
И поди теперь поспорь! Именно это Кенни только что ему открытым текстом и сказал. Будь тут свидетели, им бы уже сегодня, прямо в первый день, грозил в лучшем случае устный выговор от начальства. Зачем останавливаться? Надо сразу собрать пресс-коференцию – пусть каждый в городе знает, что полиция сажает заведомо невиновных.
- Сожалею, но мой коллега выразился неверно, - с этими словами он вновь глянул на Кенни, надеясь, что тот не додумается сказать еще хоть слово с тем же смыслом. – Мы ищем объяснение случившемуся, а ваш сын не хочет нам его дать.  Поэтому мы пришли к вам: лучше вас его никто не знает. 
- Мой сын никого не убивал, - медленно, явно теряя терпение, проговорил Митчелл старший.
- Тогда помогите нам понять, почему он пытается себя оговорить. Это единственное, о чем мы вас просим. Не позволяйте вашему сыну совершить ошибку.
Теперь Кертис уже и не знал, удастся ли хоть чем-то пронять хозяина дома. Явись к нему на порог такие «помощники», наверняка бы уже вытолкал взашей и звонил адвокату. Нет, конечно, следовало показать, что они сомневаются в причастности Митчелла к убийству и готовы принять факт его невиновности, но это могут быть только сомнения, шанс для отца не дать сыну сделать огромную глупость. А так они скорее походили на шантажистов, похитивших человека и требующих правды у его родни. Кенни хотя бы допускал мысль, что задержанный и отцу мог ничего не рассказывать?

+1

59

Кенни казалось, что своими словами он почти склонил отца Митчелла к сотрудничеству. О том, что они могут вызвать противоположную реакцию или даже будут обращены во вред ему самому, он даже не задумывался, так как искренне хотел помочь попавшему, как ему казалось, в беду парню.
А потому вмешательство Кертиса стало для него неожиданностью, и неожиданностью очень неприятной.
«Ты что творишь?!» - мысленно возопил он, не решаясь перебить напарника вслух. Не из уважения к тому, а из нежелания устраивать спор в присутствии постороннего. – «Ты же заставишь его думать, что мы хотим посадить его сына!»
А если Митчелл-старший так решит, то может вообще отказаться свидетельствовать, воспользовавшись законным правом. Или, что еще хуже, обратится к адвокату, который, возможно, уломает парня на сделку, воспользовавшись его состоянием и желанием поскорее закрыть это дело.
Кажется, Кертис и сам понял, что ляпнул лишнего, и попытался успокоить владельца дома, пусть косвенно, но подтверждая сказанное Рикстоном.
И на этом спасибо. А о большем о смогут поговорить позже.
Теперь же слово было за Митчеллом-старшим.
- Пожалуйста, сэр, - присоединился к последней просьбе напарника Кенни.
Владелец дома явно был в растерянности. Его взгляд, в котором отчетливо читалось желание послать полицейских куда подальше, метался от одного детектива к другому. Но, видимо, желание помочь сыну оказалось сильнее антипатии, так что мужчина, наконец, произнес:
- Ладно, допустим… Заходите, - посторонился, чтобы впустить их, и добавил. – Так что именно вы хотите знать?
«Да что угодно, черт побери, что поможет делу!» - мысленно огрызнулся Рикстон, но вслух произнес другое.
- Все, что ваш сын рассказывал вам о своей службе. И о своей теперешней работе.
В доме царил порядок, хотя отсутствие женской руки ощущалось почти интуитивно. Кажется, мистер Митчелл овдовел достаточно давно. Или развелся, хотя первый вариант казался Кенни куда более вероятным.
- Он не слишком много мне рассказывал, - прозвучал ответ владельца дома, который жестом указывал им путь в гостиную. – Особенно о службе. Он не любил об этом вспоминать…  Да и о работе тоже. Я только знаю, что у него появилась девушка… Венди. Они работают вместе.
Рукой он указал на диван и добавил.
- Как погиб Оскар?
«Его застрелили» - хотел было ответить Рикстон, но слова застряли в горле, стоило только вспомнить недавний разговор за обедом. И на миг в душе шевельнулось сожаление о том, что с возможным свидетелем он разговаривает не один. Возможно, честный ответ настроил бы Митчелла-старшего на более миролюбивый лад. Но ответить честно мешало присутствие Кертиса, который, наверняка, счел бы это очередным разглашением следственной информации.
Пришлось молча уставиться на напарника, передавая право ответа ему.

+1

60

К счастью, у Рикстона хватило ума не вклиниваться в беседу снова, пока Митчелл-старший не сдал позиции. Насколько Майк мог судить по выражению лица напарника, тот ни на секунду не сомневался, что единственная проблема нерезультативного диалога с хозяином дома - это Кертис. А ведь только начало казаться, что они уладили все разногласия и имеют шанс сработаться.
Впрочем, хоть им и удалось пробить оборону, не похоже было, что их попытка добыть ценную информацию может дать свои плоды. Про девушку они знали и так, и раз арестованный решил поведать о своей связи отцу, - это либо было явление уникальное, либо он рассчитывал, что их любовь всерьез и надолго. Что ж, тут надо или аплодировать актерскому таланту мисс Камински, или сожалеть о наивности ее бойфренда.
- Он был застрелен в своем кабинете, - воспользовавшись жестом гостеприимности, Кертис опустился на диван. От его слов мужчина как-то странно дернулся: видно, что-то представил. 
- И почему вы думаете, - после недолгого молчания начал Митчелл. – Что это был мой сын? Только потому, что он служил?
- Нет, сэр, - Майк на мгновения запнулся, пытаясь понять, с чего это ему-то вдруг взбрендило так обратиться к собеседнику. С кем поведешься… - Мы нашли оружие, принадлежащее вашему сыну, рядом с местом преступления. Давно вы знали Хиггинса?
Сейчас Кертису нужны были детали – все, что помогло бы понять происходящее, и потому он не хотел снова заводить разговор о признании охранника. Какой толк его обсуждать? Нужно искать причины.
- Мы вместе учились в университете, потом работали несколько лет. И до сих пор иногда встречаемся… встречались. Кэмерон жил со мной с тех пор, как вернулся из Афганистана. Ему непросто было устроиться. Оскар узнал об этом и предложил свою помощь.
- У них была причина для конфликта?
- Какая?  - растерянно спросил Митчелл. – Кэмерон просто работал там охранником. Какой тут может быть конфликт?
«Да какой угодно», - мысленно возразил Кертис, но, конечно, вслух ничего не сказал. Похоже, если что-то и было, ни Хиггинс, ни Кэмерон не посчитал нужным поведать об этом Митчеллу-старшему.
- А о службе он совсем ничего не рассказывал? – возвращаясь к их теперь уже основной теории, Кертис мельком глянул на напарника: не начнет ли он снова подсказывать Митчеллу, что именно нужно рассказать, чтобы спасти сына?
- Нет, ничего. У него есть друг, Роджер, - они вместе служили, наверное, с ним Кэмерону говорить проще.
Кертису стало жалко говорившего: он выглядел, как и прочие родители (и неважно, сколько лет было их детям), которые только что осознали, что понятия не имели о творившемся в голове у отпрыска.

+1


Вы здесь » New Jersey » • Flash back » Друзей не выбирают


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC