New Jersey

Объявление

Об игре
New Jersey (Нью-Джерси) - проект о людях, живущих под звук сирены. О врачах, полицейских, спасателях - всех тех, кто первыми откликается на зов о помощи.
Сделайте свой выбор - и добро пожаловать!
Администрация
Активисты
месяца
Новости
26.03.2018

Рады приветствовать в игре офицера Ким Берджесс.

23.03.2018

Приветствуем детектива Джея Холстеда в игре.

20.02.2018

Дамы и господа!
Сегодня наш проект отмечает свой восьмой день рождения. Спасибо всем, кто был с нами за эти годы и, конечно, всем, кто продолжает творить историю New Jersey. Мы всегда рады друзьям: как старым, так и новым. И не собираемся останавливаться.)

02.01.2018

Рады приветствовать Грейс Мелоун в игре.

01.01.2018

Дорогие друзья, поздравляю вас с наступившим новым годом! Пусть он станет для вас светлым и радостным. Хороших вам партнеров и интересных эпизодов. И никогда не забывайте дорогу на Джерси.)

30.10.2017

Рады приветствовать в игре Энни Морган и доктора Алджернона Стила.

16.08.2017

Приветствуем на проекте доктора Джеймса Уилсона, детектива Кенни Рикстона и Тайлера Блэквуда

14.06.2017

Не забываем проголосовать за участников конкурса!

05.06.2017

Внимание конкурс!

04.06.2017

Приветствуем детектива Рэя Джексона в игре.

22.05.2017

Рады приветствовать в игре доктора Эйприл Кепнер и Лулу Шульц.

18.05.2017

Приветствуем доктора Джеймса Уилсона на нашем проекте.

15.05.2017

Рады приветствовать детектива Эрин Линдсей в игре.

04.05.2017

Приветствуем доктора Джордан Рид на нашем проекте.

22.04.2017

Приветствуем доктора Сола Хадсона в игре.

18.04.2017

Рады приветствовать доктора Эллисон Кэмерон в игре.

15.04.2017

Приветствуем Лиенлан Наоки на нашем проекте.

21.03.2017

Добавлено небольшое техническое нововведение. Подробнее здесь.

20.02.2017

Нам 7 лет!

19.02.2017

Приветствуем мисс Эрику Валуа на проекте.

22.01.2017

Рады приветствовать мистера Ховарда в нашей игре.

07.01.2017

Приветствуем присоединившихся к нам Йохана Линдена и детектива Линду Шарп

31.12.2016

С Новым Годом!

10.12.2016

Изменено оформление форума. Подробнее здесь.

29.11.2016

Приветствуем детектива Антонио Доусона на нашем проекте.

22.11.2016

Приветствуем Летицию Кортес, Синтию Эссекс и Генри Войта на нашем проекте.

Их разыскивают


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » New Jersey » • Flash back » Чувствуйте себя как дома...


Чувствуйте себя как дома...

Сообщений 61 страница 73 из 73

61

- Она не темная, - покачала головой девушка, понимая, конечно, что сама виновата в появлении таких ассоциаций, но она вынужденно пользовалась чужими определениями. Вера в потустороннее ей скорее была чужда, но никогда не находилось достаточных аргументов для полного его отрицания. Встречались люди: странные, удивительные – зависит от того, под каким углом смотреть. Они появлялись в жизни внезапно, а потом так же внезапно и тихо уходили, словно их никогда и не было в этом мире. Знак, тайное послание?
И что-то снова в один момент пошло не так. Казалось бы, Джули задала самый обычный вопрос, логичный и уместный при знакомстве, а от нее опять отгородились кирпичной стеной.
- Кардиология? – осторожно уточнила девушка, так и не сумев разгадать, как применить ответ к своему вопросу. – Тебе вовсе не обязательно говорить об этом, если не хочется.  Я… мне просто интересно.
Джули растерялась. Понимала, что должна извиниться, гордость никогда ей не мешала, но если так и не выйдет узнать, где именно она сказала лишнее, исправиться будет не так уж легко, а хотелось: независимо от того, последняя ли это их встреча или нет, гость не должен был покинуть ее дом расстроенным, ему и без того приходилось несладко.
- Колючки тебе не идут, - Райт позволила себе ободряющую улыбку и замолчала, оставив за Тони право выбора темы. Ее бы не задело даже его решение уйти немедленно, но данного ранее хирургом обещания доставить студента до дома это не отменяло в любом случае, пусть и в полной тишине.
Наверное, она увлеклась. Тони и оказался здесь не совсем по своей воле, и остался без особого желания, что точно не обязывало его исповедоваться хозяйке дома. Джули не раз говорили, что она умеет  расположить к себе пациента, и если знакомство их и началось с привычного оттачивания этого навыка (а в первые минуты девушка была уверена, что с молодым человек распрощается сразу же, как только приведет его в божеский вид), то вылилось все явно в нечто совершенно иного характера. Биографию пациентов хирург, как правило, не узнавала, если речь не шла о семейных болезнях, не справлялась и об их интересах и планах на будущее, а в помощи хоть и не умела отказывать, но не пыталась навязывать ее первому же встречному в хмуром настроении, как это могло показаться со стороны.

+1

62

Окажись он чуть более внимательным или чуть менее рассеянным, чтобы заметить, как изменился тон голоса хозяйки, когда она поправила казавшееся Ричарду незначительным замечание, парень, возможно, узнал бы для себя что-то новое, но Хант между тем лишь для себя отметил, что наличие магии неизвестного свойства в дивном напитке не отрицалось, и от дальнейших комментариев на этот счёт воздержался.
Кстати о сердце, если уж она взялась играть в угадайку, эта область Ричарда привлекала мало. В качестве научных проектов заниматься им было интересно, и для наглядной демонстрации почва была самая благодатная, это бесспорно, но как самостоятельная дисциплина, которой бы Рич хотел посвятить всю свою жизнь, была для него мелковата. И не раз в связи с этим они шутили, будто бы Ханту-младшему вовсе не нужно ничего знать о кардиологической области, в случае необходимости он воспользуется отцовскими знаниями. Теперь уже не воспользуется.
Как, оказывается, непросто общаться с человеком, который многое о тебе знает, но в то же время не знает и ничего. Стало невероятно обидно - глупо, наверное, это ведь ничего ровным счётом не значило - за то, что Джулия была знакома с отцом. И за то, что не могла знать, что ничего, кроме хирургии, младший Тони выбрать не мог. Как же он, да не пойдёт туда, где сложнее всего, где нужно принимать молниеносные решения, где на карту поставлено так много и где результат очень во много зависит только от тебя. С его извечным желанием быть центром миром, вызывать восхищение и бросать вызов невидимым силам только туда ему и дорога, хотя Рич, конечно, не желанием лишний раз порисоваться перед достопочтенной публикой руководствовался, принимая решение.
А ведь это был самый обычный вопрос, совершенно нормальный и вполне закономерный, полностью безобидный, только Ричард ничего не мог поделать с враждебностью, которую он (вопрос) неизбежно в нём вызывал. И отчего-то молчание казалось здесь самой лучшей из тактик - он просто не знал, что говорить. Даже нагрубить не смог бы как следует, потому что кроме "это не ваше дело", в голову ничего не шло, а данная формулировка была слишком безликой, чтобы ей пользоваться, здесь требовалось что-то более индивидуальное, дерзкое и как можно более сочное.
И пока Хант раздумывал, как бы сострить ядовитее, его собеседница очень доброжелательно и открыто сказала, что делать бы это не стоит. Сразу стало стыдно.
- Вы извините меня, я, должно быть, ещё не привык, что папина тень меня повсюду преследует. Не могу адекватно на это реагировать, - виновато улыбнулся Рич и захлебнул чая, чтобы как-то сгладить начавшую вдруг гнести его тишину, обжёгся, но это даже полезно, отрезвляло после захлестнувшей было агрессии. И как можно скорее нужно было сменить тему, иначе он уйдёт мыслям туда, куда идти не желал. Спас снова чай: - А почему не тёмная?

0

63

Повторять свой вопрос снова Джули не решилась. За те несколько секунды, в которые на лице ее гостя успела отразиться целая гамма эмоций, явно далеких от доброжелательности, девушка отругала себя за то, что не переменила тему сразу.
- Ничего, - тихо ответила Райт. Она была готова к самым шумным и неприятным последствиям, и возможность спокойно перевести разговор в другое русло позволила с облегчением выдохнуть.
- Долгая история.
Несмотря на то, что подобной фразой обычно демонстрировали нежелание повествовать, девушка просто дала себе несколько секунд, чтобы сделать глоток из чашки и явственнее представить то, о чем собиралась рассказать: это, оказывается, не так и просто, если никогда раньше не практиковалась.
- На первом… то есть, на третьем курсе – первый год практики, - Джули запнулась и с улыбкой покачала головой, признавая, что рассказчица из нее выходит никудышная. Сразу в голове стали рождаться фразы вроде «дело было так» или «однажды, когда я была еще совсем маленькой», а так не хотелось пользоваться штампами. – День какой-то выдался тяжелый, сумбурный – из тех, когда хочется все бросить и никогда больше не возвращаться в больницу. Почувствуешь нечто подобное – не поддавайся.
Советы по ходу повествования не планировались, но и Джули, кажется, иногда говорила слишком много, увлекаясь и отходя от основной темы. Благо, чаще всего быстро к ней возвращалась.
- В приемное пришла пожилая женщина. Тихая, одетая немного странно. Сказала, что пришло ее время. Вот так просто: ни на что не жалуясь, не объясняя. И меня, кажется, отправили ее опросить и дождаться психиатра (на это обычно уходит целая вечность) – уже точно не помню. Мы сидели, разговаривали. Элеонора (правда, она разрешила звать себя Норой) представилась ведьмой, рассказала, какой она видит меня, угостила этим чаем. Говорила, что у нее целая книга колдовских рецептов, хотя, конечно, это всего лишь обычные травы. Но тогда было так хорошо, знаешь, спокойно, даже в магию без труда верилось.
Джули сделала небольшую паузу, предаваясь собственным воспоминаниям: нужно было представить тот день, вернуться мыслями в ту самую палату, чтобы хоть частично суметь передать свои чувства, не сфальшивив. Донести их до собеседника.
- Через пару часов пришел ее сын, извинился и увез  домой. Психиатра так и не дождались, но тогда казалось, что к лучшему: мне так нравилось верить, будто она действительно пришла из какого-то магического мира, а не объяснять все обычной деменцией.
Девушка пожала плечами, виновато улыбнувшись: мол, такой вот глупый детский рассказ. Она хоть и рада была вспомнить, да и редко ее задевали оценки окружающих, чувствовала себя немного неловко.
- На следующее утро ее привезли на «скорой», но сделать уже ничего не смогли – аневризма головного мозга, - посерьезнев и еще более тихим, чем прежде, голосом девушка окончила свой, как казалось, уже завершенный  рассказ. – Такая вот история.
Теперь она снова смотрел на гостя, больше не витая в своих мыслях и готовая, как и прежде, внимательно его слушать.

+1

64

От того, как тихо она ответила и вообще повисшей явственно ощущаемой тишины, стало ещё более стыдно. В последнее время он только и делал, что ввязывался в неприятности, ни одного взвешенного, обдуманного, достойного поступка за три недели. Ричард пытался оправдывать себя тем, что могло быть и уже, что он удержался и от отчаянной пьянки и от уличных драк (сегодняшние события от побоев на улице всё-таки отличались), но говоря откровенно, этого не так и хотелось, скорее было противно от мысли, что он в принципе мог представить себя участником чего-то подобного.
И то ли от незатихавшего чувства вины, то ли поймав эту отчасти торжественную, диктуемую тишиной атмосферу, и не осмелившись нарушать её, Хант-младший с редкой для него внимательностью выслушал ей рассказ, ни разу не перебив и ни задав ни единого вопроса (хотя желание такое несколько раз появлялось).
- Мне жаль, - настала его очередь понизить голос. И это, насколько он успел понять на собственном горьком опыте, было единственной фразой, которая хоть как-то подходила в такой ситуации. Не многозначительное молчание, не многочисленные причитания на тему того, как это, должно быть, больно, несправедливо, тяжело и всё, что угодно ещё. И как ни странно, эти два ёмких слова способны были выразить очень многое. Особенно, если говорившему было действительно жаль (а Ричарду было). И это нужно было сопроводить достаточным по продолжительности молчанием, тогда фраза наполнялась значительностью. Студент не просто выдерживал паузу, как сделал бы это, в очередной раз рисуясь, он чувствовал тишину, почти физически её ощущал (последние три недели он в основном с тишиной и общался), научился улавливать некоторые из её колебаний: здесь тишина успокаивала, в церкви у папы - плакала, а во время его долгих вечерних прогулок поддерживала и старалась лечить. Тишина созидания.
- Вы не верите в магию? - он, кажется, был удивлён. Ричардов взгляд на мир предполагал, что в любой момент может произойти всё, что угодно, и ограничиваться какими-то разумными рамками молодой человек не собирался. Жизнь становилась намного ярче, если добавить в неё немного фантазии, будущий врач занимался этим довольно часто, только цвета в последнее время подбирались не самые светлые.
- И ещё я бы хотел спросить, какой она вас видела? - снова глоток, но на этот раз очень трепетный, бережный, ценящий, этого волшебного чая. Разве можно было не верить, когда волшебство прямо сейчас находилось на её кухне?

0

65

Если судить по воцарившейся тишине и тому, как робко гость продолжил их беседу, Джули все удалось передать верно. Человеческая память удивительна: девушка почти не владела этим знаниями, но была уверена, что еще не нашлось того доктора медицины, который поведал бы нам, отчего такие давние воспоминания остаются такими живыми и все так же бередят душу.
- Это давно было. И я ее почти не знала…
Райт не казалось, что она в этой истории заслужила сочувствия. Да и в сравнении с Тони… Атмосфера благоволила к рассказу о самом сокровенном – скорее поэтому, нежели из-за упомянутого напитка, Джули решилась эту историю поведать. Не ждала даже, что парень отнесется к ней серьезно. Не сгубила его еще профессия…
- Мне кажется, только в первое время такие моменты действительно трогают. Потом перестаешь обращать внимание.
Совет ценить подобные мгновения напрашивался, но на этот раз Джулия удержалась – как-то рано примерила на себя роль наставника, без каких-либо на то прав: много ли она сама знала о жизни, чтобы указывать, что в ней ценить стоит?
- Лучше скажи, какой видишь ты? Мне бы хотелось сравнить.
Наверное, вопрос Тони был уже слишком личным, но и не запретным. Но слова пожилой дамы тогда были только ведь взглядом со стороны, проницательным, во многом совпавшим с внутренними ощущениями Джулии. Прошло много времени, ни для кого не секрет, что врачи с годами черствеют: Райт видела это на примерах коллег и знала, что едва ли сможет избежать подобной участи. Профессия хорошая, гуманная, но ритм бешеный, бесчеловечный. Не существовало физической возможность уделить каждому пациенту столько времени, сколько ему в действительности требовалось. Вот, спустя время, ей хотелось снова увидеть себя со стороны, пусть и другими глазами. И, кроме прочего, могла ведь Джули рассчитывать на ответную любезность?

+1

66

Оправдывается, неудивительно. Вероятно, тот факт, что Хант потерял отца, не давал ей расслабится. Он мог это понять, сам бы, должно быть, на её месте чувствовал себя неуютно, не знал, как себя вести и что говорить. Только он-то был на своём месте, и данная тактика, мог заявить авторитетно, его не устраивала.
- Чтобы начать симпатизировать кому-то, много времени не нужно, - не согласился Ричард, ненавязчиво, допуская, что она может придерживаться иного мнения, но с твёрдой уверенностью в своей правоте.
- Не обязательно, - первая мысль, конечно, была об отце, так что, должно быть, он сказал это ещё тише, обречённо что ли, а взгляд, конечно же, опустил в чашку (это была только его боль и его горе, он не считал правильным распространять её на других, предпочитал отдавать только хорошее, а негативное проживать самостоятельно. Последнее, кстати, выходило у него довольно паршиво). Но пояснять, что Энтони Хант был отличным врачом и замечательным человеком, каких сейчас мало, будущий медик не стал, достаточно быстро нашёл другой аргумент в подтверждение. - Вас же до сих пор трогает.
Он, конечно, не питал наивных иллюзий, будто профессия не оставляет на людях никаких отпечатков. Но ведь она, если даже подобные происшествия в настоящем на неё больше влияния не имели (хотя предположить такое Ричарду было сложно), прошлый опыт ценила по-прежнему, и именно это по мнению студента было важным и лишний раз подтверждало и без того очевидное, что собеседница - не бесчувственная машина.
- Я ведь вас тоже почти не знаю, - предупредил Хант, хотя вовсе не собирался отказывать. - Вы добрая, отзывчивая, - это было его первое сознательное впечатление после сегодняшнего, - и с вами, знаете, так спокойно, - помедлив, прежде чем подобрать нужное обстоятельство, заключил Рич.
- Уходить не хочется, - этого не сказал, но почти сразу поймал новую мысль, связанную с характеристикой доктора лишь отчасти:
- Но я едва ли говорю то же самое, тут надо анализировать вас скорее, - предположил молодой человек, не медля занявшись анализом. - Вы стараетесь всем помочь, даже незнакомыми людям, это говорит о широте души, должно быть, из-за этого порой забываете о себе, но вам приятно думать, что вы сделали, что было в ваших силах. Наверное, не стоит слишком увлекаться этим, есть шанс разочароваться. Очень сильно.
- Ещё вы очень красивая, - он, кажется, уже говорил. Но факт привлекательной внешности Хант-младший, как, наверное, многие, фиксировал автоматически и привык сообщать об этом.

Отредактировано Richard Hunt (2015-08-05 06:03:57)

+1

67

- Вот уж верно подмечено, - не смогла не согласиться Джулия, хотя ее гость будто бы и не связывал свои слова с их сегодняшней случайной встречей. Как жалко, что такие вот ненароком брошенные фразы люди редко вспоминают после, когда те на деле оборачиваются настоящим пророчеством. А симпатию свою – не такое уж и частое явление, как могло показаться – Райт объяснить не могла. Не жалость, не сострадание… Сочувствие – но не в нем было дело. Странное творилось что-то – точно самое время поминать магию.
Сколько бы ни уходили они от разговора об Энтони Ханте-старшем, казалось, любая темы все равно приводила к нему. Не Джулию, но ее гостя: глядя на него, сложно было не заметить эти порой очень резкие повороты. Тут бесполезно пытаться что-либо сделать – мысли об отце из его головы сейчас ничто не вытеснит.
- Я не совсем об этом. Эти воспоминания… что-то вроде любимых пирожных из детства. Или сказки. Пирожные могут быть не самыми вкусными, а история двадцать лет спустя казаться глупой, но они возвращают тебе забытые чувства, воспоминания. Так и здесь: Нора до сих пор у меня перед глазами, словно это было вчера, а пациентов, которые выписались неделю-две назад, наверное, вспомню не всех. И либо что-то похожее случается раз в десяток лет, как солнечное затмение, либо просто больше не замечаешь.
Джули внимательно выслушала и кивнула с благодарностью. Ей, правда, не совсем понравилось, когда Тони взялся давать советы. Она принимала их, когда речь шла о работе, но в жизни, в общении предпочитала руководствоваться больше чувствами. И пока не было причин сомневаться в выбранном подходе.
- Ты давно читал Конан Дойла? – вдруг заметив, что ход рассуждений сильно напоминает манеру одного известного сыщика, полюбопытствовала райт. – Я правда стараюсь помочь, это нормальное стремление большинства людей: протянуть руку помощи, если кто-то в ней нуждается. И мне, конечно, приятно, что я такое произвожу такое впечатление… но я врач, помогать людям – неотъемлемая часть мой профессии.
Она замолчала ненадолго, пытаясь сообразить, что вообще хочет донести до собеседника, и не имея при том полной уверенности, что это вообще стоит делать. Только бы не перебил, после Райт уже не решится.
- Я часто вижу тех, кто теряет близких. Они растеряны, иногда злы, кто-то отказывается принимать происходящее, кто-то впадает в отчаяние… Каждому из них я искренне сочувствую, но все это быстро изглаживается в памяти. Может, ищу оправдание, но, мне думается, если каждый раз принимать чужое горе, как свое собственное, то просто сойдешь с ума. Я и сейчас должна была промыть твои боевые раны, дать успокоительное, пообещать, что все будет хорошо, и отправить домой. Этого вполне достаточно, чтобы считать свой долг исполненным. И ума не приложу, почему мне важно знать, что ты целым доберешься до дома и не станешь творить никаких глупостей.
Девушка замолчала, скользнула кончиками пальцев по виску, словно чувствуя, что начинает болеть голова, и очень расстроилась, что нужные слова все равно не находились, как бы она ни старалась.
- И я, кажется, говорю много лишнего, - снова виновато улыбнулась. Атмосферу, наверное, испортила безнадежно…

+1

68

Рич только улыбнулся, не став благодарить доктора за то, что его точку зрения она разделяет (хотя это и было ему безумно приятно).
- Так ведь всё правильно, - внимательно выслушав, немедленно согласился Хант-младший, - если бы чудеса случались повсеместно, их перестали бы замечать.
Это было для него так очевидно, что лишний раз озвучивать и объяснять данную закономерность казалось ему некрасивым (за это Ричарду очень не нравились психологи, повторяющие, как правило, до избитого известные истины и полагающие, будто от констатации всем давно понятного факта слушателям полегчает), так что Ричи ограничился лишь этим весьма ёмким комментарием, не поминая о том, что ценить бы подобные моменты просветления в означенном случае бы перестали - чего делать никак не следовало, - а случай утратил бы свою магию (потеря, пожалуй, ни с чем не сравнимая. Даже с тем, с чем он в последнее время сравнивал).
- Порядочно. А в чём дело? - несколько растерявшись от неожиданности вопроса, с недоумением уточнил будущий врач. Знаменитого сыщика к месту было бы помянуть минут пятнадцать назад, когда они беседовали о струнных инструментах (и сам Ричи готов бы к тому, что беседа о скрипке сведётся к детективным историям в духе викторианского Лондона), теперь же Ричард не видел ни одной зацепки, что могла бы натолкнуть его на сэра Дойла (и этот факт, сказать по правде, его удручал. Пожалуй, стоит перечитать, раз книга успела уже выветриться из памяти).
Ещё он хотел бы сказать, что ему нравится такое её отношение к работе, что она необычайно тёплый человек, с ней легко и приятно общаться, что с первых секунд она располагает к себе и что он ей очень симпатизирует; но нужных слов, как назло, не находилось.
Что касается утраты близких, он, вопреки её словам, испытал все перечисленные эмоции (как по очереди, так и одновременно), опять-таки хотел сообщить, что хорошо это понимает и что подобное отношение ему приятно, но не хотел прерывать её монолог.
- Чтобы я да не натворил глупостей? - не скрывая кокетливого лукавства, улыбнулся Ричи. Наивных иллюзий на этот счёт он посоветовал бы ей не питать, да только она едва ли озаботится его судьбой в будущем (появлялось, впрочем, смутное, едва уловимое чувство, что озаботится, но Ричард приписал его не то возможности принять желаемое за действительное, не то тому самому необычному моменту, волшебство которого они только что обсуждали).
Выдумала ведь тоже, теперь оправдается через слово. Но раз уж так хочет, он доставит ей подобное удовольствие.
- Да, это по моей части вообще-то! - демонстративно насупившись, подтвердил молодой человек. И затеял новый этюд: с настороженным видом наклонился над чашкой и недоверчиво втянул носом поднимающийся оттуда аромат.
- Какое-такое успокоительное вы мне должны были дать? - подозрительно прищурившись и всем своим видом излучая крайнюю степень  недоверчивости (само собой демонстративно-наигранной), полюбопытствовал Ричард. И, вопреки обыкновению, надолго в этом дурашливом состоянии не задержался (хотя ответ и надеялся получить серьёзный).
- И ещё можно вопрос, почему вы сказали, если захочется всё бросить, не поддаваться?
Так-то он не привык поддаваться упадническим настроениям, но вполне допускал (впрочем, весьма скептически принимая подобную вероятность), что моменты такие вправду случаются, в особенности первое время при огромных нагрузках (а о нагрузках он знал хорошо, на себе ещё не испытывал, но и воочию наблюдал неоднократно, и много раз слушал, вызнавая о будущей своей профессии.

0

69

Джулии было что возразить, но то, что пыталась донести она, было для Тони еще неведомо, какой же смысл спорить? Случись такая возможность, ей бы хотелось задать тот же вопрос лет через пять. Только бы не забыть.
- Очень уж рассуждения похожи.
Какое-то время спустя Джули, конечно, и не заикнулась бы о похожести Тони с кем бы то ни было, кроме, разве что, отца, но она была слишком мало знакома с молодым человеком тогда, чтобы иметь представление о вещах, способных задеть его самолюбие. Хотя, великий сыщик пусть и существовал лишь в вымышленном автором мире, мог относиться к людям, сходством с которыми гордиться стоит.
Джули с каждой минутой все больше нравился ее гость, что она не скрывала, не став, правда, отвечать на его шутки. Девушка говорила серьезно и, быть может, думала сказать нечто большее, но не хотелось сбивать парня с хорошего настроя. Более того, она видела, что каждое ее слово  услышано и понято. По глазам. Тони нечасто бывал серьезным. Иногда шутил и нес какую-то чепуху в чрезвычайно важном разговоре, а собеседнику такое отношения могло показаться обидным, задеть, разочаровать. Парень или терялся, не зная, что ответить, или боялся сказать лишнего и залезть не свое дело, или непривычные чувства заставляли его ощущать себя некомфортно, и его понимание нужно было научиться разглядеть, что после некоторой тренировки стало получаться значительно лучше. Порой хотелось добиться не только понимания, но и ответа – Джули справлялась и с этим, но не всегда удачно. И сейчас она была бы только за, реши молодой человек взять на себя роль рассказчика.
- Одобренное традиционной медициной. Тебя вроде уже не так сильно бросает из одного настроения в другое, так что настаивать не стану, но если тебе это нужно – не смущайся.
Райт и за чай-то боялась, об успокоительном и вовсе считала глупым заикаться. У мужчин чуть ли не в большинстве случаев предложение выпить успокоительно приравнивалось к диагнозу из области психиатрии и воспринималось враждебно, а медленно и тяжело устанавливавшееся доверительно отношение не хотелось портить.
- Это трудно. Профессия у нас сложная. Первое время тяжело эмоционально: нужно привыкнуть к боли, смерти вокруг, что не каждому под силу. Вернее, не каждому к этому привыкать захочется. Кто-то приходит, воодушевившись очередным образом врача из кинофильма, а действительность оказывается далеко не такой романтичной. Пару лет назад к нам пришла студентка, которая падала в обморок от одного вида крови. Для меня самой очень долго любые манипуляции, приносившие пациенту боль, были настоящим испытанием. Но ты, думаю, готов к этому всему более или менее.
Не по собственному опыту, но по словам знакомых, Джули знала, что детям врачей еще в школьные годы приходится увидеть многое из перечисленного – и это дает хотя бы общее представление о том, с чем столкнуться придется и стоит ли во все это ввязываться.
- В интернатуре перегорают чаще. Физические нагрузки огромные, и эмоциональные никуда не пропадают. Сутки без сна никак не способствуют стабильному душевному состоянию, а вокруг бывает страшный хаос, да и люди, которые должны тебя учить, не всегда имеют тягу преподаванию и говорят иногда то, чего говорить бы не следовало. Ответственности уже намного больше, а знаний и навыков еще недостаточно. Нервы у многих сдают. Главное – не принимать поспешных решений. Перетерпеть, когда будет невыносимо хотеться сбежать. Отдохнуть, выспаться, поговорить с кем-нибудь, и только потом решать, стоит ли та цель, которой уже посвятил столько лет своей жизни, еще немного твоих сил.
Было ли ее первое впечатление о Тони верным? Не то, которое сложилось при первой встрече, а сегодняшнее. В такое время, которое сейчас переживал молодой человек, любой становился нервным. Бойду бы она ничего подобного не сказал, но Хант, казалось, как раз из тех, кто может поддаться первому порыву, о чем после сильно пожалеет.

+1

70

- Спасибо, - почувствовав нечто вроде смущения, не особенно ему свойственного, поблагодарил Ричард. Сравнение, хоть он и не имел привычки намеренно подражать кому-то (за исключением, разве что, одного человека), было лестным. Вряд ли кто оскорбится от того, что его называют талантливым гением.
- Тут нужно совсем другое, - тихо произнёс Рич, вновь вкладывая в собственные слова колоссальное для себя самого количество серьёзности и осмысленности. Нужно было прежде всего научиться жить с пониманием и принятие всего, что случилось (и если бы кто-то сказал, что у младшего Ханта это замечательно получалось, значит ничего он в психологии не смыслил), а ещё нужен был... собеседник. Возможно, не такой понимающий и внимательный, каким всегда был отец - это было бы, пожалуй, даже кощунственно - но хотя бы отчасти на него походивший. Ричард тогда ещё, конечно, не понимал этого так конкретно, лишь подсознательно потянулся к ней, видимо, чувствуя, что она сможет стать таким человеком. И она станет.
О чае будущий врач уже напрочь забыл, занят был только тем, чтобы не пропустить что-то важное (а важным казалось всё, что она говорила), постараться понять и запомнить.
Конечно, некоторый образ благородного представителя выбранной им профессии у Ханта имелся, однако о том, что он сам будет этому образу соответствовать уже тогда имелись обоснованные сомнения. Тягу к профессии, тем не менее, это не ослабляло. С другой стороны, более подготовленным к предстоящим трудностям Ричард себя не считал.
- Вы так думаете? - удивился студент, желая узнать, в чём именно, как ей показалось, эта готовность проявлялась. Она-то с этим уже столкнулась и успешно пережила, следовательно имела право судить.
Она права, ему свойственная была импульсивность, чрезмерная и порой (довольно часто) заглушающая голос разума, но в его жизни уже тогда существовали вещи (медицина, как это ни странно, к ним относилась. И, наверное, в этом была не только заслуга отца, но и какая-то личная склонность), которые Ричард действительно любил. И от которых просто так бы не отступился. Уверять её в этом, однако, Хант не спешил: кто же перечит старшему (а она вдруг неожиданно для самого Ричарда в его оценке окружающих заняла место авторитета), ещё и после того, как сам же спрашивал совета? Тут следует скорее смирить гордыню (которая, к счастью, помалкивала) и набираться опыта, впитывая и пропуская через себя каждое слово, а не бить себя в грудь и хорохориться, утверждая, что всё де он осуществить в состоянии и безо всякой поддержки.
- У вас было такое? - помимо прочего это здорово отвлекало: осознание того, что другие люди тоже живут и у них тоже случаются неприятности. И что они готовы разделить и твоё горе и жаждут помочь, если бы только могли (хоть делиться собственными переживаниями Ричард и не был готов, от одной этой внушённой ею уверенности, что он всегда это может сделать, становилось полегче).

+1

71

- Это может помочь. Немного.
Конечно, она все понимала, но здесь не было средств, способных принести мгновенное облегчение. Все, что могла предложить Джули (а ей хотелось предложить хоть что-нибудь) – это чай, лекарства и компанию. Она все еще боялась оказаться навязчивой, но надеялась разговорить парня и пробиралась к этой цели с должной степенью осторожности: ей нравился и разговор, и атмосфера, и не хотелось порушить все это одним неверным шагом – сложится ведь мигом, как карточный домик.
- И не раз. Мне всегда легко давалась учеба, в Гарварде был высокий балл – я не сомневалась, что со всем остальным справлюсь не хуже. В реальности оказалось, что учеба не имеет ничего общего с практикой. Я могла заучить огромное количество информации, из которой на деле ценность имела лишь незначительная часть, а в экстренной ситуации не ориентировалась, терялась, паниковала. Умение мыслить быстро и ясно – оно одно из самых важных в неотложной помощи. Если в команде есть человек, который сможет здраво оценить ситуацию и выдать план – это уже половина успеха. Нужно уметь слушать и стараться перенять этот навык.
Все это для нее было уже пройденным этапом, оставившим от себя лишь воспоминания: пусть не всегда приятные, но теперь уже, без примеси тех бурных эмоций, поддающиеся здравой оценке. Джули знала, где просчиталась, понимала свои ошибки, которые сейчас не имели значения.
- В общем, меня довольно быстро сбросили с небес на землю. Умники у старших не в чести, и где-то это даже правильно,  но очень неприятно. А еще некоторые доктора чтут давние традиции и не признают право женщин на врачевание, - и если до этих слов девушка рассуждала как-то отстраненно, сохраняя улыбку на лице, здесь едва ли смогла скрыть, что вопрос неравенства полов ее сильно задевал.
- Тебе не нравится чай? Я могу заварить другой.
Джули никогда не обижалась, если гость не оценил угощение: будь то печенье из магазина или пирог, над которым хозяйка хлопотала полдня – всегда признавала право на различные вкусы и мнения.

+1

72

- Может быть, - не стал спорить Ричард, хотя совершенно не был с нею согласен. Пробовать и доказывать собственную правоту был не намерен тоже, так что лишь понадеялся, что тема не получит дальнейшего развития и ему не станут навязывать медикаментозное лечение (против средств медицины нетрадиционной в виде чая и её тёплой компании будущий врач не имел возражений).
- Гарвард, - присвистнул Рич, сперва дав ей договорить. И добавил несколько виновато:- Я не знал.
Он совсем ничего не знал о ней. Верно она подметила, это немного странно, появляться в гостях у кого-то, не имея даже элементарного представления о личности хозяина. Встреться они при других обстоятельствах, Хант мог бы даже не понять, кто она - просто кто-то смутно знакомый из папиной клиники.
- А умников никто не любит, - подтвердил молодой человек, на сей раз снова опираясь на опыт. В отличники он никогда не стремился - всегда находились занятия увлекательнее, чем с утра до ночи сидеть за учебниками, - но смышлёным себя считал, остроумным тоже, а за длинный язык и находчивость ещё в школе страдал неоднократно, так что здесь мог судить достоверно. Отличников, правда, он не жаловал тоже - не имеющие собственного мнения зубрилы, они все казались ему ничем не увлечёнными всерьёз (иначе зачем тратить на учёбу столько времени? Просто не было никакой альтернативы для того, чтобы его занять). Отец, правда, был из породы отличников, но о нём разговор отдельный. Джулия, кстати, пока тоже имела все шансы быть отнесённой к отличникам-исключениям.
- Что? - удивился Хант и опустил глаза на остывающую чашку. - Нет, вы, похоже, так увлекли меня, что я... - улыбнулся Ричард, не сумев подобрать нужное слово и прожестикулировав рукой вместо продолжения, а в подтверждение своих слов в три больших глотка опустошил чашку (чай был как раз тёплым, но не обжигающим, Хант же, несмотря на английские корни, предпочитал кипяток).
- Я напрошусь на добавку? Погорячей, если можно, - он по-прежнему собирался допить чай и уйти, навсегда исчезнув из её жизни, так что это не показалось гостю чрезвычайной наглостью. Кроме того, чай действительно ему понравился, как и печенье, котором он поспешил угоститься тоже, пока опять не позабыл об угощении.
- И я не очень понял, что плохого в женщинах? Разве они не прилежнее учатся и ответственнее подходят к своей работе? - это из того опыта, что он пока успел получить. Конечно, предубеждение о том, что лучше бы прекрасному полу осваивать какие-то иные профессии у Ханта имелось, но и в том, что найдётся девчонка, которая сможет легко утереть ему нос в чём бы то ни было, не сомневался.

+1

73

Райт кивнула, показывая, что не будет пытаться переубедить.  Он и впрямь как-то стих: говорил куда меньше, чем слушал (именно слушал, а не предоставлял время, в которое собеседница могла бы вставить пару своих фраз), предприняв попытку обороняться, почти сразу отступался. Девушка списывала это на установившуюся умиротворенную атмосферу, отошедшую или попросту забытую физическую боль и сошедший на нет вызванный дракой эмоциональный всплеск. Джули, сейчас руководствовавшаяся одной лишь интуицией, уже после поймет, что приступы несогласия со всеми вокруг (иногда и с самим собой) и полного отрешения от мира – защитная реакция, которой сопутствовали агрессия и тяга к саморазрушению. И даже научится справляться с ней, переводя в мирное русло.
Девушка ответила не лишенной гордости улыбкой. Диплом гарвардской школы она зачисляла в ряд достижений, которыми пусть и не хвасталась намеренно, но и не стеснялась упомянуть. Для нее куда более важной и сложной ступенью стала интернатура, только кого ею можно удивить? Смешно: громкие имена ценились выше вложенных усилий.
- Никто, говоришь? – чуть склонив голову набок, переспросила Джулия, всерьез, конечно, не обидевшись. В стеснительности парня точно не упрекнешь: и ноги на стол сложил, и, вон, в ряды нелюбителей умников вступил. Она ему душу изливает… - А я тут своими переживаниями делюсь…
Девушка огорченно вздохнула, но глаза по-прежнему смеялись. Пусть она и не была создана для драматических ролей, иронизировать над собой умела, подколки воспринимала спокойно и даже откровенную язвительность, коей ее будущий друг будет порой грешить, могла пропустить мимо ушей.
Поднявшись на ноги, Райт вернула на плиту чайник и зажгла огонь, на некоторое время посвятив себя отмыванию стеклянного сосуда от старой заварки и наполнению его свежей.
- Исторически так сложилось: врач – мужская профессия. Права свои мы отвоевали, но от стереотипов избавиться намного сложнее. Причин нет: физической силы наша работа, за редким исключением, не требует, но с пренебрежительным отношением, увы, все равно приходится сталкиваться.
Они опять вернулись к той теме, затрагивать которую девушка не любила и не хотела давать собеседнику повод заметить, что для нее неравенство – вопрос личный. И как-то слишком долго разговор идет о ее взглядах…
- Почему ты так не хочешь говорить о специализации?
Кажется, по-прежнему полагаясь на интуицию, Райт уже училась различать, когда почва под ногами тверда и задавать опасные вопросы можно, не напирая и сохраняя готовность отступить в любой момент.

+1


Вы здесь » New Jersey » • Flash back » Чувствуйте себя как дома...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC