New Jersey

Объявление

Об игре
New Jersey (Нью-Джерси) - проект о людях, живущих под звук сирены. О врачах, полицейских, спасателях - всех тех, кто первыми откликается на зов о помощи.
Сделайте свой выбор - и добро пожаловать!
Администрация
Активисты
месяца
Новости
21.08.2018

Проект разыскивает персонажей Chicago P.D.

26.03.2018

Рады приветствовать в игре офицера Ким Берджесс.

23.03.2018

Приветствуем детектива Джея Холстеда в игре.

20.02.2018

Дамы и господа!
Сегодня наш проект отмечает свой восьмой день рождения. Спасибо всем, кто был с нами за эти годы и, конечно, всем, кто продолжает творить историю New Jersey. Мы всегда рады друзьям: как старым, так и новым. И не собираемся останавливаться.)

02.01.2018

Рады приветствовать Грейс Мелоун в игре.

01.01.2018

Дорогие друзья, поздравляю вас с наступившим новым годом! Пусть он станет для вас светлым и радостным. Хороших вам партнеров и интересных эпизодов. И никогда не забывайте дорогу на Джерси.)

30.10.2017

Рады приветствовать в игре Энни Морган и доктора Алджернона Стила.

16.08.2017

Приветствуем на проекте доктора Джеймса Уилсона, детектива Кенни Рикстона и Тайлера Блэквуда

14.06.2017

Не забываем проголосовать за участников конкурса!

05.06.2017

Внимание конкурс!

04.06.2017

Приветствуем детектива Рэя Джексона в игре.

22.05.2017

Рады приветствовать в игре доктора Эйприл Кепнер и Лулу Шульц.

18.05.2017

Приветствуем доктора Джеймса Уилсона на нашем проекте.

15.05.2017

Рады приветствовать детектива Эрин Линдсей в игре.

04.05.2017

Приветствуем доктора Джордан Рид на нашем проекте.

22.04.2017

Приветствуем доктора Сола Хадсона в игре.

18.04.2017

Рады приветствовать доктора Эллисон Кэмерон в игре.

15.04.2017

Приветствуем Лиенлан Наоки на нашем проекте.

21.03.2017

Добавлено небольшое техническое нововведение. Подробнее здесь.

20.02.2017

Нам 7 лет!

19.02.2017

Приветствуем мисс Эрику Валуа на проекте.

22.01.2017

Рады приветствовать мистера Ховарда в нашей игре.

07.01.2017

Приветствуем присоединившихся к нам Йохана Линдена и детектива Линду Шарп

31.12.2016

С Новым Годом!

10.12.2016

Изменено оформление форума. Подробнее здесь.

29.11.2016

Приветствуем детектива Антонио Доусона на нашем проекте.

22.11.2016

Приветствуем Летицию Кортес, Синтию Эссекс и Генри Войта на нашем проекте.

Их разыскивают


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » New Jersey » • Flash back » Латаем сожженные мосты.


Латаем сожженные мосты.

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Дата, время: январь 2007
Место действия:  Плейнсборо, ординаторская хирургов
Действующие лица:  Victoria Williams, Anton Volkov
Действие: -

0

2

Прошел уже почти месяц с того момента, как Волков вновь стал холостяком. Что за пару месяцев до развода, что теперь они с бывшей почти не разговаривали, обходясь лишь парой коротких фраз, чтобы договориться, где сегодня предстоит ночевать Кристине и кто отвезет ее утром в школу. Виктория наверняка злилась на него: имела полное право. Да, их брак был обречен, и Антон не испытывал сожаления из-за развода, но повел он себя, конечно, по-свински. Чего он хотел добиться своими изменами? Черт его знает. То ли жену хотел убедить в том, что он свинья, то ли самого себя в том, что эгоист, каких мало. В какой-то момент ему понравилось иметь эту возможность испортить кому-то жизнь. Только почему в жертвы выбрал самых близких… Об этом он сожалел. Дочь, которая уж точно ни в чем не провинилась, жена… нет, и Виктория была не виновата. В общем, заключить можно только одно: все-таки Волков был последним гадом. Теперь, правда, всячески пытался реабилитироваться. В глазах дочери – в первую очередь. Кристина, кажется, о похождениях отца толком ничего не знала – спасибо бывшей жене. В противном случае, возможно, дочь просто не захотела бы его видеть.
Вместо того, чтобы «таскаться по бабам», как предрекали местные любители сплетен, Волков с головой ушел в работу. Во-первых, объем необходимых к прочтению и заполнению бумажек увеличился в разы, что закономерно для новой должности. Во-вторых, теперь нужно было приучить бывших коллег к роли подчиненных. Роль начальника Антону нравилась.
День в Плейнсборо выдался сумасшедшим: гололед принес множество жертв. Больше всех традиционно досталось «скорой» и хирургам. Антон несколько видел жену в приемном (вызывали для консультации, надо полагать), но, кажется, даже не поздоровался. Они совершенно правильно решили разойтись, но стоило ли превращаться во врагов?
Вопрос о том, где можно найти доктора Уильямс, был встречен сестрами хирургии крайне удивленным взглядом. Плейнсборо – тут о тебе порой знают больше тебя же самого. Но ни его вопросы, ни его действия никого не должны были волновать.
В ординаторской была лишь его жена и ее коллега, не пожелавший становиться свидетелем очередной ссоры и тут же поспешивший исчезнуть.
- Говорят, у вас тут творилось что-то страшное, - Антон приблизился со спины и поставил стакан с кофе на стол рядом с Викторией, а сам, со вторым в руке, отошел к окну, не желая встречаться с ней взглядом прежде, чем получит какой-нибудь ответ. Самому бы понять, чего его сюда принесло.

+2

3

Удивительно, как наш брак прожил 11 лет, когда за месяц мы смогли испортить отношения до развода. Я не была инициатором, но и противиться не стала – глупо. Наши отношения с Антоном определенно достигли своего апогея и словно камнепад рухнули на дно ущелья. На удивление, я всегда его любила, даже сейчас. Но уже не той юной прелестью любви, а как-то по-своему, по-женски. И уже совсем не так, как любит жена мужа. Антон, как сильный и волевой мужчина старался доказать мне что-то. Он пытался испортить наши отношения, а не разойтись мирно. Он причинил мне много боли, по крайней мере, именно ее я чувствовала месяц назад, после развода. Единственная живая душа, которая смогла уберечь меня от самоуничтожения – наша дочь. Кристина поистине лучик солнца в моей жизни. Дочь уберегла меня от ненужного алкоголя, уберегла от скорости, которую я любила, уберегла от того, чтобы я пустилась во все тяжкие. Единственное, во что я окунулась с головой – работа и дом. Я брала ночные смены по два-три раза подряд, почти не спала и постоянно присутствовала на операциях. К тому же, неделю назад мне дали новоприбывших интернов, которые едва-едва прошли практику в своих городских или региональных больницах. Я пыталась втолковать им настоящие азы нейрохирургии, но, кажется, эти «врачи» мозг от почек отделяли слабо. Были двое толковых парней, которые даже присутствовали на операциях. В общем, приходилось мне тяжко, зато, мыслей о бывшем муже было гораздо меньше.
Сегодня был действительно ужасный день. Я дежурила вторые сутки подряд без операций, совершала обходы пациентов, переписывала бумаги, оформляла выписки, занималась муторной и рутинной работой. Но сегодня на улице был ужасный гололед и нашему хирургическому отделению пришлось попотеть. Я вела две операции одновременно вместе с интернами, которые хоть знали, что такое мозг и как он выглядит. Две жуткие аварии, которые увлекли меня с головой в операционную. Одна из операций была действительно страшной и жуткой. Мы буквально собирали парня по частям, одновременно останавливали его внутреннее кровотечение и пытались восстановить его нервную систему. Пару раз подсознание выдавало мне более жуткие картины и мне казалось, что тошнота подступает к горлу и сейчас я потеряю все остатки своего разума. Перед глазами скакали, словно черти в табакерке, черные точки и мне было сложно сконцентрировать свое внимание на извилине.
Через пару часов все было кончено, и я с трудом добралась до ординаторской. Меня поддерживала моя коллега, доктор Беннет, которая работала нейрохирургом всего пару лет, но неплохо знала свое дело, да и она была младше меня, да и стройнее, красивее. Из нас двоих мужчины явно стали бы обращать внимание на нее, а не на меня, если бы увидели нас вдвоем. Я ничего против не имела, для меня самым главным было отдохнуть и набраться сил на предстоящие несколько часов. Я надеялась на благоразумие автомобилистов, которые увидев на улице гололед, не станут гнать по шоссе. Не хотелось бы провести еще несколько часов на операции.
Мы мирно вели беседу о чем-то постороннем, доктор Беннет щебетала что-то, а слушала ее, прикрыв глаза и качала головой в такт ее голоса. Послышался звук открывающейся двери, и я открыла глаза, увидела Антона и повернулась к коллеге, которой уже и след простыл. Я бессмысленно посмотрела на стаканчик с кофе и еле шевеля губами, произнесла:
- Благодарю, - хотела добавить что-то еще, но голос подвел меня, и я замолчала. Антон задал вопрос и отошел к окну, явно стараясь избегать моего взгляда. Мне быстро страшно и интересно одновременно. Я сделала глоток кофе и посмотрела в спину своему бывшему мужу. Дорогой, мне кажется, или это наш первый разговор за месяц? Обычно мы обходились смс или короткими фразами, у кого ночует Кристина.
- Да, было сложно, но все обошлось, - я не знала, что сказать еще, я слишком устала, чтобы вести продолжительные разговоры, но Антон пробуждал мой интерес, поэтому, я задала вопрос, - А как ваше отделение? Как на новом месте?

+1

4

Антон еще пару секунд помолчал. Его бесцельно блуждающий по темному пейзажу за окном взгляд сосредоточился на отражении Виктории в стекле. Потом он все же обернулся, подошел к ней и опустился на диван напротив. Поднял взгляд на бывшую жену. Волков не знал, какой реакции ждет. И какую хотел бы увидеть. Цель-то была верной, но способ ее достижения никуда не годился.
- Все как всегда, - покачал головой невролог. – Это вам со «скорой» достается больше всех. Справляемся.
То, что он с новой должностью справляется, было для Волкова как бы само собой разумеющимся. Он бы и на главврача метил, но тогда на медицину времени не хватит (да и Кадди пока место освобождать не собиралась), а менять пациентов на бумажки невролог не собирался ни при каких обстоятельствах. У нынешнего же главврача Плейнсборо был огромный плюс: она не лезла в чужую работу. Сдал вовремя все отчеты – и развлекайся, пока, разве что, иск на тебя кто-нибудь не подаст.
- А ты как?
И нет, он не спрашивал Викторию о работе. Не первый день здесь, чтобы не понимать, КАК чувствует себя хирург после подобного веселья. Но раньше он знал про жену если не все, то почти все. О друзьях, коллегах, операциях. Обо всем. Теперь же они словно и знакомы не были. Все сводилось только к потребностям дочери, да и то, Кристина была уже взрослой и давно умела говорить. Все это неправильно. Ненависти он не хотел. Заслужил, бесспорно, заслужил, только вот целью такой не задавался.
- Не считая того, что муж оказался козлом, - невесело усмехнулся невролог.
Извиняться он не спешил… Да и за что? Его не подчиняли себе пришельцы, никто не накачивал наркотиками, а извиняться Волков все равно никогда не умел, хотя собственные ошибки признавал. Просто не было никакого смысла от этих пустых слов.

+1

5

Ее жизнь стала несколько невыносимой после развода. Конечно, никто не говорит о том, что Антон всегда помогал по хозяйству, но все же, было легче. Например, можно было не брать лишние ночные смены, чтобы в конце месяца получить зарплату больше, можно было не думать о том, сколько денег потратить в магазине, потому что Антон отвечал за финансы. А теперь... А что теперь? Их с Кристиной финансы, как говорится, пели романсы. Виктория пропадала на работе и почти не высыпалась, потому что на следующий день после двух ночей надо было везти дочь в школу. Кофе - единственное, что спасало уже не молодую девушку. Многие ее подруги и знакомые говорили ей, что такими темпами она сведет себя в могилу, что с данной внешностью она вполне может найти себе мужчину, который будет не только любить ее с Кристиной, но и обеспечивать их. Но Виктория почему-то считала это верхом предательства по отношению к своей дочери и мужу. Простите, к бывшему мужу. Да и может быть, Виктория все еще испытывала какую-то нежность к этому мужчине. Наверное, просто слишком хорошо его знала. Они прожили в браке почти двенадцать лет и за это время Виктория привыкла к нему и изучила лучше, чем многие, которые пытались доказать, что знают Антона. Нейрохирург перевела усталый взгляд на бывшего мужа и усмехнулась, горько и как-то небрежно.
- Бывший муж, - она сделала акцент на слове "бывший", - Антон, - почему-то его имя она не произносила с акцентом, как произносили американцы русские имена. Может быть, сказывали славянские корни? Не важно, главное, что его имя в ее устах звучало правильно и как-то даже по-родному. - И я не считаю тебя козлом, - Виктория взяла кофе со столика и одним глотком опустошила пластиковый стаканчик. Она почувствовала, как горячая жидкость обожгла небо и язык, но виду не подала - привыкла. Поразмыслив пару секунд, смотря в другую сторону, Виктория пожала плечами и ответила:
- Не знаю, никак. Тяжело, - это все, что она могла сказать о том, что происходило сейчас в ее жизни. Действительно, ведь весь ее график: работа-дом-школа. И так по кругу. Какая-то зацикленность получается. Виктория перевела взгляд на мужа и кончиками пальцев потерла воспаленные глаза. После того, как она убрала руки от лица, она посмотрела на Антона вновь.
- Ты думаешь, что разведясь, мы поступили правильно? И у нас совсем не было шансов спасти положение? - эти вопросы мучили ее с самого дня развода. На удивление, Виктория не злилась на него и не обижалась, но ей и не было все равно. Просто так любовь никогда не уходит. Может быть, у мужчин, да, но у женщин - не. Они могут еще долго любить одного мужчины, а потом у них словно перегорит лампочка, а потом, придет кто-то новый и вкрутит ее, заставит гореть вновь. Виктория всегда проводила в любви и отношениях подобные ассоциации. Правда, здесь лампочка не просто перегорела, она лопнула от напряжения и ее осколки больше никогда не собрать в одно целое.

+1

6

- Вот и зря, - буркнул Волков. – Твоя доброта тебя погубит.
Все же привычка искать оправдание чужим свинским поступкам – плохая привычка. Или на этот раз она пыталась его задобрить? Да не было дороги назад, не было…
На следующую фразу жены… бывшей жены Антон не нашелся, что ответить. Он никогда не думал отказываться от финансовой помощи дочери, лишь бы Виктория не была против эту помощь принять. Да и ей самой он не откажет.
- Нам нечего было спасать, - вздохнул Волков, понимая, что разговор свернул в самую неприятную сторону. Но тут уже не промолчать. – Я люблю Кристину, я… уважаю тебя. И понимаю, что в последние месяцы вел себя по-свински. Но я не могу быть примерным мужем и отцом. Да никогда и не мог. Знаю, что сам на это подписался, и глупо теперь оправдываться молодостью и безмозглостью.
Волков перевел дух. Вообще говоря, такое непросто объяснить. Сам, значит, наигрался, спихнул все занудные бытовые хлопоты на жену и отправился догуливать упущенную молодость. К сожалению, на деле все было примерно так. Не существовало этому благородного оправдания. Волков его и не искал.
- Кому станет легче, если мы сойдемся? Кристина уже большая, и сама бы скоро перестала верить в то, что родители любят друг друга. Окружающих тоже не обманешь. Влачить унылое существование, потому что «надо»? Я все равно буду застревать в барах, потому что иногда мне хочется тупо напиться. Буду до ночи копаться в картах, потому что люблю свою работу. А в итоге что? Ты будешь от этого страдать: объяснять Кристине, почему ее папаша не ночует дома и является пьяный, а сама ты спишь одна. Не хочу я портить вам жизнь. Ты молодая, красивая женщина. Найдешь себе нормального, любящего мужика.
Вот же блин, если сейчас посмотреть на его слова под нужным углом, он еще и героем выйдет…  На самом же деле он не только не хотел портить жизнь жене и дочери (хотя и это числилось в списке причин), но больше не хотел ущемлять себя. Будь то выпивка, работа по ночам, женщины… С последним, правда, раньше выходило. Череда его измен стала чем-то вроде первого шага на пути к свободе. И последнего.

+1

7

Виктория и правда старалась вычеркнуть Антона из своей жизни, как до развода, так и после. Но не могла. Наверное, просто по привычке. Одиннадцать лет - немалый срок, чтобы говорить о расставании легко. Но она так же не могла сказать, что любит его, как любят, впервые увидев и познав человека. Ей порой казалось, что вся их жизнь - сплошная авантюра, в которую она ввязалась по глупости своей и наивности. А может, так оно и было? Не философ Виктория, чтобы рассуждать об этом, да и как-то не хотелось. Она смотрела на мужчину и видела в нем просто привлекательного и успешного мужчину, но не более. Она все прекрасно понимала, но не могла смириться. Как, например, попав в аварию мы не можем смириться с тем, что любимая машина идет в утиль. Она смотрела на него и думала над его словами, но на деле, в голове шумело от изрядной работы, криков и слез, которые она глотала в туалетной кабинке. Слезы усталости и боли, непонятной и неоправданной. Да, Виктория не сильно изменилась после расставания с мужем, только упала духом и сильнее ударилась в работу, как, впрочем, и он сам.
- Я все понимаю. Но и ты пойми, что женщины все видят под другим углом, они всегда пытаются найти выход из безвыходной ситуации, и это не я такая, это все женские особи такие. Никому не будет лучше, если мы снова будем вместе, да и нам будет не лучше, - она умолкла и посмотрела в окно. Пошел снег, легкий и пушистый, как первые листья черемухи опадают весной. Виктория встала и покачнувшись, от черных точек пред глазами, подошла к окну. Она смотрела на снег и покусывала нижнюю губу, как бы думая о чем-то, но на самом деле, в голове пусто гудело и мысль совсем не шла. Она обернулась к бывшему мужу и оперлась спиной на подоконник. Сейчас, когда она смотрела на него из далека он казался ей совсем чужим и совсем далеким. Хотя, так оно и было. Она прекрасно знала, что он только лишь пытается наладить отношения с ней. Но хотела ли она этого? Может быть, проще было бы раз и навсегда вычеркнуть его из своей жизни, собрать вещи и уехать в другой город, чтобы привозить дочь к нему на выходные?
- Антон, - робко начала она, еще не зная, что собирается сказать, - Знаешь, мне кажется, что мы правильно поступили, разведясь. Надо было сделать так раньше, - слезы обиды и разочарования подступали к горлу, но сглотнув нервный узел, Виктория смогла справиться с голосом и продолжить, - Может, нам не стоит пытаться наладить отношения? Может, просто стоит забыть обо всем? Кристина, конечно, не в счет, она будет так же любить тебя, как и всегда.
Виктория справилась с нервами и чувствами, медленно подошла к мужу и робко присела рядом с ним. Она аккуратно взяла его за руку, как это бывало давно, когда он уставший приходил домой и говорил, как устал за день и что с ним произошло. Она посмотрела в его карие глаза и улыбнулась.
- Антон, я не держу на тебя зла, ты же знаешь, - Сердце Виктории часто забилось и она почувствовала, как медленно откидывается на спинку дивана и проваливается в черный туман, который обнимает ее и ведет за собой. Она почувствовала, как рука мужчины выскользнула из ее руки и как она закрыла глаза.

+1

8

К счастью, женщиной ему родиться не довелось. И он не хотел искать путей возврата к прошлому. Он не любил. Если это чувство Волков когда-то и мог испытывать, те времена давно прошли. И он не ушел от жены в поисках большой и светлой любви. Даже не помышлял об этом. Честно говоря, сомневался, что серьезные отношения еще грозят ему в этой жизни. Просто вся эта семейная  жизнь была не для него. Вот медицина увлекала Волкова с головой – и тут ни одна женщина конкурировать не сможет. А семья… это хорошо, правильно, но слишком однообразно и не может сосуществовать с карьерой без ущерба для обеих. Не думал он об этом в студенческие годы. Тогда он вообще не очень много думал…
Невролог поднял удивленный взгляд на жену. То есть, спустя пять минут все правильно? Да уж, точно не поймешь… Или она искала выход. Тот выход, который он в упор видеть не хотел. Говорят, в одну реку дважды не войдешь. Все эти мудрости проверялись годами, хотя Антон не рвался награждать их статусом аксиомы. Быть может, спохватись они раньше, что-то можно было бы сделать, но не теперь.
- Я не хочу вражды, - покачал головой Волков, понимая, же гнет свою линию. – Изображать, что мы не знакомы, тоже как-то глупо… Понимаю, конечно, что это мне надо было хотя бы сменить работу, - невролог развел руками. – Не выйдет из меня благородного рыцаря. Я привык к своему отделению, к пациентам. Да и должностями просто так не разбрасываются. И чтобы вы уезжали, я тоже не хочу.
Даже этим он ради семьи не готов был пожертвовать… Наоборот, принес семью в жертву любимой работе. Сложно теперь будет работать здесь и не слышать сплетен, которые породил их развод. Ему-то было наплевать на них, но…
Мужчина опустил взгляд на руку Виктории. Нет, ничего он больше не чувствовал. Ни хорошего, ни плохого. Вздохнув, притянул женщину к себе и поцеловал в висок.
- Отвезти тебя домой?
Привычная забота – не более. Кристина у родителей Виктории, и не нужно бояться, что она увидит отца дома. Не хотел Волков, чтобы у дочери была причина думать о возможности воссоединения родителей. Он даже порог не переступит.

+1

9

Почему Виктория постоянно пропадала на работе и ужасно уставала каждый вечер? Нет, не только, чтобы поскорее забыть свою прошлую жизнь, но и потому что ей срочно нужны были деньги. Конечно, Волков всегда помогал им финансово, но только Виктория не брала эти деньги. Она по большей части отсылала их обратно, а, если дело доходило до абсурда, то клала их в банк под проценты на имя дочери, чтобы обеспечить ее будущее. Она никак не могла найти времени, чтобы поговорить с Антоном на счет этого, точнее, чтобы он самостоятельно клал деньги на счет, а не пытался кормить их подачками. Именно в такие моменты в Виктории просыпалась принципиальность и гордость. Хотя Кристина ни о чем и не догадывалась, хотя девочкой она была далеко не глупой и многое замечала сама. В такие моменты Виктория предпочитала, чтобы их дочь была дурочкой и не понимала, что творится вокруг, но слава Богу, так не было.
Сейчас Виктория справилась с дымкой перед глазами и посмотрела на мужчину. Помолчав немного, Виктория облизнула губы и сказала:
- Ох, я даже не знаю, - она встала и отошла к столу, где покоились ее бумаги, которые терпеливо ждали своего заполнения и тщательного внимания врача. Да еще и интерны, которых она сегодня оставила на ночное дежурство. Между прочим, где они? Виктория посмотрела на часы и бессмысленным взглядом уставилась на дверь, как будто кто-то должен был войти. К полнейшему удивлению Виктории дверь распахнулась и вошел один из тех интернов, который проводил с ней операцию сегодня днем. Виктория вскинула брови и в удивлении наклонила голову на бок.
- Что-то хотели, Ричард? – она перевела взгляд с интерна на бывшего мужа и обратно. Тот что-то нервно залепетал про пациента, про операцию. Виктория долго не могла ничего понять, пока он толком не объяснил, что у пациента началось кровоизлияние в мозг и что срочно требуется операция.
- Кто Вам это сказал? – до Виктории еще не дошло, что сейчас пациент находится на грани жизни и смерти, она слишком устала, чтобы думать о таком. Интерн что-то снова залепетал и весь дрожал, нервно размахивал руками. Виктория покачивалась с мысков на каблуки и слушала его до тех пор, пока сигнал о том, что ее пациент умирает не дошел до мозга. Она округлила глаза, сорвалась с места и в три молниеносных шага добежала до двери, ухватила интерна за рукав, распахнула дверь, крикнула через плечо:
- Нет, я не поеду, поговорим позже, - побежала через весь коридор в реанимацию на ходу раздавая команды интерну, который едва за ней поспевал.
- Живее! Или ты хочешь, чтобы это был твой первый пациент, который умер даже не доехав до операционной?! – мысли о бывшем муже начисто стерлись из ее головы, она с головой окунулась в работу.

0

10

Вот так всегда что-нибудь мешает. Или кто-нибудь. В иной ситуации, быть может, Волков бы даже обрадовался  интерну – иногда от серьезного разговора хочется как можно быстрее сбежать. Сейчас тот разговор был ему нужен, но… обстоятельства сложились иначе. Звезды не сошлись.
- Я  буду у себя, - громко произнес вдогонку Антон.
Еще минут десять он просидел на том же диване, допивая свой кофе. Хирурги отчего-то на собственную комнату отдыха не претендовали, да и осталось их в отделении, вероятно, немного – час поздний.
Отправив стакан в урну, Волков вышел из комнаты, на несколько секунд задержался у поста сестер, попросив их напомнить жене, что он ее ждет – на случай, если Виктория на его слова внимания не обратила. Или успеет забыть к тому моменту, как закончит операцию. Поймал на себе осуждающий взгляд медсестры: им же женщина провожала невролога, когда тот покидал отделение.
Бумажной работы у Волкова было много, так что, он вполне мог провести в больнице еще часа два-три с пользой для дела. А домой в последнее время мужчина не торопился: не к кому. Поспать, при желании, можно было и на работе: в кабинете заведующего наличествовал вполне удобный диван, а Волков вполне обходился и без особого комфорта. Питался он в забегаловках или заказывал еду на дом: не сказать, чтобы совсем не в состоянии был что-то не готовить, но желания такого не имел. Суммируя все вышесказанное, можно сделать вывод, что одинокий заваленный работой врач не сильно-то нуждается в собственной жилплощади.
Уткнувшись в свои карты, о времени Антон забыл сразу же, так что пыткой ожидание для него не стало. Он, правда, не очень-то надеялся, что Виктория зайдет.

+1

11

Работа всегда доставляла Виктории истинное наслаждение. Она могла окунуться в нее с головой и радоваться жизни, выполняя сложнейшие операции на «отлично», именно потому что она привыкла к этому. Привыкла к тому, что всегда все надо делать на высокую оценку. Вот и сейчас она стремглав кинулась к пациенту. Она ворвалась в палату, подлетела к пациенту, а он мирно спал под наркозом. Она резко обернулась к интерну, который прижался к стенке. Виктория надвигалась на него, словно коршун, нависающий над своей добычей. В голове она прокручивала варианты, как можно убить эту бездарность. Она быстро сделала все, что было необходимо и снова злобно посмотрела на интерна, который оторвал ее от интересного и важного разговора с мужем. Бывшим.
- Как можно не отличить кровоизлияние в мозг от повышения кровяного давления? Давление можно поправить c помощью добавления в капельницу специального препарата! – она вытолкнула его за дверь, и они пошли по коридору к столу медсестер.
- Ты идиот, Ричард! Ты бездарность! Ты понимаешь это?! Кто тебя вообще принял в медицинскую школу!?  - Виктория уже не сдерживала себя, она буквально кричала на интерна, который по всей видимости не понимал, почему на него кричат. Он стоял с округленными глазами и пытался понять слова доктора, - Я напишу заявление о твоем увольнении из интернатуры! Выбери себе занятие по мозгам. Иди подметай улицы! – Виктория просто слишком перенервничала за обе смены, поэтому, сейчас она не контролировала себя. К сожалению, это доктора не оправдывает, поэтому, она отвернулась от интерна и с натяжкой улыбнулась медсестре, которая сидела с раскрытым ртом. Викторию причисляли к самым корректным докторам отделения, а получается, что сейчас она просто подорвала свою репутацию.
Виктория собиралась пойти в ординаторскую, чтобы забрать свои вещи и отправиться домой, но тут ее окликнула медсестра, которая сообщила, что доктор Волков ждет ее в своем кабинете. Виктория не торопилась на встречу с бывшим мужем, спокойно зашла в ординаторскую, забрала вещи, переоделась и только тогда дошла до отделения невралгии, нашла кабинет Волкова и постучала. Виктория вошла в кабинет и растерянно посмотрела на бывшего мужа.
- Я вот домой собираюсь… Помнится, ты предлагал меня подвезти… Твое предложение все еще в силе? – как-то неуверенно спросила Виктория. Ведь позавчера ее подвез один знакомый, который никогда не мог отказать Виктории в помощи, к тому же, отвез ее машину в ремонт.

+1

12

- Войдите, - отозвался Волков, не сразу оторвавшись от своих бумаг. Стучать здесь было принято. Ответа можно было не дожидаться (это давно уже вышло из моды), но предупредить о своем появлении будь добр. Помнится, именно отсутствие этой привычки сделало развод Волковых неотвратимым. Его застали с медсестрой в одной из палат. Ничего особенно криминального, но вошедшей девушке-интерну вполне хватило, чтобы понять: не пациента обсуждают. И немедленно разнести весть по госпиталю. Впрочем, это резкое «Стучать не учили?», брошенное Антоном будущему врачу, не было уместным – медицинскому персоналу не воспрещалось входить в палаты, тем более, если пациента там уже не было. Тогда Волков и принял окончательное решение.
- В силе, - кивнув, отозвался невролог с некоторой растерянностью.
Хоть он и не следил за временем, прошло его явно значительно меньше, чем требовалось для того, чтобы вернуть больного к жизни.
- Умер?
Это самое логичное объяснение столь скорому возвращению Виктории. И даже на расстоянии Волков чуял, что она чем-то разозлена, но впервые за долгое время мог с уверенностью из ряда возможных тому причин исключить себя – в противном случае женщина бы сюда не пришла. Оба они относились к пациентам не как к чему-то бездушному. Их проблемы требовали участия врача. В хирургии, конечно, меньше – пациент под наркозом в первую очередь нуждается в превосходной технике исполнения операции, а не в задушевных беседах. Терять больных было неприятно – в этом своем отношении Антон и Виктория совпадали почти всегда. Только Волков пришел к этому не сразу.

+1


Вы здесь » New Jersey » • Flash back » Латаем сожженные мосты.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC