New Jersey

Объявление

Об игре
New Jersey (Нью-Джерси) - проект о людях, живущих под звук сирены. О врачах, полицейских, спасателях - всех тех, кто первыми откликается на зов о помощи.
Сделайте свой выбор - и добро пожаловать!
Администрация
Активисты
месяца
Новости
21.08.2018

Проект разыскивает персонажей Chicago P.D.

26.03.2018

Рады приветствовать в игре офицера Ким Берджесс.

23.03.2018

Приветствуем детектива Джея Холстеда в игре.

20.02.2018

Дамы и господа!
Сегодня наш проект отмечает свой восьмой день рождения. Спасибо всем, кто был с нами за эти годы и, конечно, всем, кто продолжает творить историю New Jersey. Мы всегда рады друзьям: как старым, так и новым. И не собираемся останавливаться.)

02.01.2018

Рады приветствовать Грейс Мелоун в игре.

01.01.2018

Дорогие друзья, поздравляю вас с наступившим новым годом! Пусть он станет для вас светлым и радостным. Хороших вам партнеров и интересных эпизодов. И никогда не забывайте дорогу на Джерси.)

30.10.2017

Рады приветствовать в игре Энни Морган и доктора Алджернона Стила.

16.08.2017

Приветствуем на проекте доктора Джеймса Уилсона, детектива Кенни Рикстона и Тайлера Блэквуда

14.06.2017

Не забываем проголосовать за участников конкурса!

05.06.2017

Внимание конкурс!

04.06.2017

Приветствуем детектива Рэя Джексона в игре.

22.05.2017

Рады приветствовать в игре доктора Эйприл Кепнер и Лулу Шульц.

18.05.2017

Приветствуем доктора Джеймса Уилсона на нашем проекте.

15.05.2017

Рады приветствовать детектива Эрин Линдсей в игре.

04.05.2017

Приветствуем доктора Джордан Рид на нашем проекте.

22.04.2017

Приветствуем доктора Сола Хадсона в игре.

18.04.2017

Рады приветствовать доктора Эллисон Кэмерон в игре.

15.04.2017

Приветствуем Лиенлан Наоки на нашем проекте.

21.03.2017

Добавлено небольшое техническое нововведение. Подробнее здесь.

20.02.2017

Нам 7 лет!

19.02.2017

Приветствуем мисс Эрику Валуа на проекте.

22.01.2017

Рады приветствовать мистера Ховарда в нашей игре.

07.01.2017

Приветствуем присоединившихся к нам Йохана Линдена и детектива Линду Шарп

31.12.2016

С Новым Годом!

10.12.2016

Изменено оформление форума. Подробнее здесь.

29.11.2016

Приветствуем детектива Антонио Доусона на нашем проекте.

22.11.2016

Приветствуем Летицию Кортес, Синтию Эссекс и Генри Войта на нашем проекте.

Их разыскивают


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » New Jersey » • Flash back » Тайные заговоры в час вечерний


Тайные заговоры в час вечерний

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Дата, время: когда-то очень давно... вечером после смены
Место действия: бар неподалёку
Действующие лица: Peter Griffin, Charles Ocean
Действие: всего понемногу. Пьём.

Отредактировано Charles Ocean (2013-04-02 21:28:49)

0

2

Очередной серый скучный день: ненавистные коллеги, жалкие пациенты, бессмысленные анализы и нескончаемое притворство, как с его стороны, так и со стороны окружающих. Как следствие - отсутствие желания возвращаться домой, где вышеперечисленного, конечно, не будет, но отдохнуть едва ли удастся. Можно покормить голубей в парке, понаблюдать за людьми, подумать. Впрочем, в такую погоду едва ли встретится много гуляющих, американцы слишком ленивы, чтоб любить прогулки, что Чарли давно заметил, ирландцы в этом плане ближе к природе. Размышлять же онкологу больше нравилось в местах людных, лишь бы никто не отвлекал (встречались такие назойливые личности).
Намереваясь занять мысли очередной подлостью, Чарльз завернул в бар, и за несколько секунд планы его изменились. Вот ведь удача: Питер Гриффин - а именно этот человек находился прямо у стойки - работал в одной с Оушеном больнице. На другом этаже, но Чесс приложил немало усилий, чтобы запомнить коллег, которые могли в погоне онколога за корыстной мечтой ему пригодиться. Хирург был из их числа. Судя по наблюдениям Чарльза, знал тот намного больше, чем на первый взгляд могло показаться, а умение добывать информацию всегда Чаком высоко в людях ценилось, пусть о человечестве в целом он был невысокого мнения. С собратьями из заносчивой хирургии Питер был, похоже, не очень дружен, иначе бы не сидел в баре один, что опять-таки, Оушену было на руку. Разве можно вообразить момент удачнее, чем представившийся?
- Можно? - вежливость понадобилась Чаку лишь для того, чтобы привлечь к себе внимание Гриффина. А чтобы у последнего не сложилось ощущения, что Чарли здесь именно по его душу, следовало сделать заказ. К вопросу о культурных различиях, о замечательном ирландском изобретении, потине, здесь знали немного, а если и знали, то представление всё равно имели какое-то странное. - У Джеймса Линча на днях сдохло с десяток овец, - задумавшись, машинально произнёс Чесс. Этой незамысловатой фразой в нужном месте в Ирландии можно было добиться отменного, но запрещённого крепкого спиртного напитка. - В смысле, пива, - отмахнулся Чарли, не без разочарования заметив непонимание на лице бармена, много ли он вообще знал о традиционной на родине Оушена выпивке?
- Питер, кажется? - с помощью мимики изобразив процесс, который со стороны должен был выглядеть, как попытка освежить память, осведомился Чарли.
- И то же самое моему другу.

+2

3

Время. Оно имело странное свойство улетучиваться в момент, когда ты вовсю поглощен делом, и тянуться вечность, если заняться было решительно нечем. А стрелки часов продолжали свой бег по кругу, не меняя скорости…
Питер любил свою работу. Вернее, не так. Он любил медицину, она увлекла его много лет назад, и в выборе своем Гриффин не разочаровался. Не ладилось с коллегами. То есть, не сказать, чтобы конфликты случались часто. Их и не было. Но и ничего другого не было тоже. Иногда Питер чувствовал себя невидимкой. Занятное ощущение: ты все слышишь, все про всех знаешь, а сам остаешься загадкой. Только вот загадка в стиле неуловимого Джо…
Зато Питер любил своих пациентов. Не всех, конечно. Больше ему нравились дети. Они были искренними. А еще все те, кто считал его своим спасителем, независимо от тяжести болезни. Он не примерял на себя роль бога, нет. Но благодарность ведь всегда приятна, не так ли? Для этих людей Гриффин был кем-то значимым. Кто-то вспоминал о нем и год спустя, два года. Ведь Питер действительно спасал жизни – это было частью его работы.
И на Рождество ему приходили открытки. Знаете, те самые, что большинство врачей выбрасывает в урну, не удосужившись прочесть? Они считают их глупостью. Но чего же глупого в том, что кто-то оценил твою помощь? Интересно, узнай коллеги, что Гриффин не оставляет ни одну такую открытку без ответа (не шаблонного, а личного), долго бы смеялись? Питер, конечно, не всегда мог вспомнить этих людей, да и вклад его не всегда был столь велик, но разве имело это значение?
Сегодняшний вечер после работы хирург коротал в баре. Иногда он выбирал какой-нибудь столик в углу, от которого открывался хороший обзор, и наблюдал за посетителями. В этот раз удобного места не нашлось, и устроился он за стойкой. Тут тоже бывало интересно.
На мужчину, появившегося у соседнего стула, Гриффин поднял растерянный взгляд.
- Да, конечно, - удивленный тем, что у него спрашивают разрешения, отозвался врач. За стойкой обычно свободно все, что не занято…
Пока новый сосед делал заказ, причем, весьма странным образом (хотя не похоже было, что он уже успел где-то выпить), Питер успел его разглядеть. Память на лица у него была неплохая, и онколога он узнал без труда: уже пересекались в госпитале. На вид он казался несколько младше, но сам Гриффин относился к категории «маленькая собачка до старости щенок».
- Питер, - кивнул хирург, уже немного настороженно. – Чарльз?
Питеру на то, чтобы извлечь имя из памяти, времени уже не понадобилось. Вопросительную интонацию он добавил как-то автоматически.
- Не стоит, - запротестовал Гриффин. Пива он себе был в состоянии купить и сам.

+2

4

Хирург, интересно, сообразил, что ёмкое "Можно?" трактоваться могло как "Не станете ли вы возражать, если я прикреплюсь к вам как банный лист и в ближайшее долгое время уже не отстану?"? Этот смысл Оушен изначально в вопрос не вкладывал, но раз привязаться в его планы входило, отсутствие протестов со стороны Гриффина онколог принял за согласие.
А вот пороть чушь (именно так, вероятно, слова Чесса со стороны  для непосвященного человека выглядели) было вовсе необязательным, едва ли кому-то нравились чудаки и умалишённые, а в данный момент Чарли преследовал именно эту цель.
- Чарльз, - в свою очередь подтвердил Оушен и с усмешкой добавил, - или всё, что человечество успело изобрести для замены, - для него было никакой принципиальной разницы, на какой набор звуков откликаться, лишь бы только было понятно, что обращение именно ему адресовано, а для этого сообразительности обычно хватало.
- Я обижусь, - настаивал Чарли. Он не слишком любил говорить, но бывали ситуации (такие, как, например, сейчас), когда от него это требовалось. Потому как обещание, может, и получилось грозным и до ужаса пугающим, но для убеждения следовало всё-таки приложить чуть больше усилий, не просто же так Чесс это всё затеял.
- Не хочешь пива, возьмём что-то ещё, - попробовав немного ослабить нажим, предложил Оушен. Щедрость не была присущим ему качеством (на своё счастье, никому из коллег не приходило в голову просить у него в долг. Чак бы, без сомнения, дал, он же хороший парень, но в знак расплаты с большим удовольствием для себя гадил бы исподтишка какое-то время), так что он не был уверен, не переборщил ли с навязчивостью или же такие настойчивые убеждения в порядке вещей не только для недалёких представителей человечества. Последним хоть и было чрезвычайно удобно прикидываться, в данной ситуации выглядеть не хотелось.
Спугнуть Питера не хотелось тем более: тот был далеко не глуп, чтобы не насторожиться, заметив ненормальную навязчивость, и сегодняшняя попытка наверняка провалилась, а в дальнейшем будет невероятно сложно преследовать его, рассчитывая познакомиться ближе. Так что не следовало, наверное, так рьяно демонстрировать свой к хирургу интерес. А уж если не клюнет, в следующий раз придётся быть предупредительнее и хитрее, потратить на подготовку чуть больше времени.
Выудив из кармана мобильный и убедившись, что неотвеченных вызовов за весь не наблюдается (что, в общем, неудивительно), Чарли для приличия с сосредоточенным видом пощёлкал по разным меню, нашёл номер жены, ровно три секунды его гипнотизировал, после чего со вздохом отложил телефон.

Отредактировано Charles Ocean (2013-07-08 16:45:58)

+2

5

От всех этих языковых наук Питер был далек и, если честно, понятия не имел, чего там успело придумать человечество. Сам он, как правило, пользовался той формой имени, которую ему предложили при знакомстве. Иногда стандартными сокращениями. Правда, это «Пит» ему не особо-то нравилось, но поправлять того, кто так его назвал, Гриффин обычно не стремился. Не так ведь это важно? И вовсе не оскорбительно.
Раз уж коллеге отчего-то вздумалось настаивать, объективных причин протестовать у Питера не было. Не отравить же его пытаются, в конце-то концов? Невелика птица.
- Да нет, ничего не имею против пива, - поспешил уточнить мужчина, в подтверждение своих слов допив содержимое стоявшего перед ним стакана и кивнув бармену – тот до сей поры взирал на него вопросительным взглядом.
Пока бармен разливал по стаканам пиво, Питер по большей части делал вид, что наблюдает за процессом, а сам продолжал украдкой поглядывать на соседа. По его действиям нетрудно было догадаться, что онколог наверняка ждет какого-то звонка. Гриффин даже на автомате чуть было не полез за собственным телефоном, но все же удержался от этого обезьяньего порыва. Не стал он и спрашивать, кто должен был позвонить Чарльзу, хотя это было первой мыслью, но раскрыло бы его «слежку», вместо этого задал вопрос с, пожалуй, наименьшим смыслом из всех возможных, но необходимым для поддержания беседы, которая, вероятно, должна была состояться (а ведь оказаться невежливым ему бы не хотелось):
- Ты после смены?
Ответ был почти очевиден: хотя питейное заведение можно было найти и поближе к госпиталю, они все равно находились сейчас рядом. Просто Питер успел вычислить, что этот бар коллеги не особенно жалуют: оказаться в их обществе он не стремился. А какими-то особенностями в плане кухни или выпивки данная забегаловка не отличалась. Интерьеры тоже изысканными назвать нельзя было даже с большой натяжкой. Еще и жутко накурено, что и человека, нейтрально относящегося к этой вредной привычке, не могло не напрягать. В общем, все их окружающее, пожалуй, можно было охарактеризовать словом «средне». Но и цены, собственно, тому вполне соответствовали.
Задав свой вопрос, Гриффин теперь уже открыто перевел взгляд на коллегу, хотя и не собирался навязываться с разговором, если тот не проявит интереса. Может, это было и не приглашением к совместному распитию спиртного, а всего лишь жестом вежливости.

+1

6

Сработало. Может Гриффин и не был пока у него в кармане (процесс привыкания всегда требовал больших затрат сил и энергии, а также времени), но хотя бы не бежал прочь, судорожно оглядываясь, опасаясь преследования, обмениваясь одеждой с прохожими, чтобы сложнее было заметить его в толпе, и другими известными способами, часто комично обыгрываемыми в кинематографе, заметая следы.
Чарли кивнул, демонстрируя одобрение: теперь хотя бы его интерес к собеседнику не будет выглядеть слишком искусственным и фальшивым, чего он мысленно опасался до того, как хирург принял его приглашение.
- Угу, - не нашёл ничего лучше, как промычать, Оушен, и, дабы сгладить напрашивающуюся паузу, притянул к себе поданный стакан, выцедив оттуда никак не меньше трети. В юности, когда он притворялся хорошим другом тому или иному полезному ему человеку, они, бывало, выпивали по несколько таких же стаканов залпом за раз, соревнуясь, кто сделает это быстрее. Хоть это и казалось Чаку даже тогда невероятной глупостью (как, впрочем, и люди, компанию которым он составлял, ни капли его не вдохновляли), привычка пить большими глотками помногу за раз осталась.
- Предпочитаю ужинать дома, но в этот раз, видно, придётся довольствоваться здешним ассортиментом, - вздохнул Чарли, почти не соврав, чему даже сам удивился. Ужин, конечно, ждал его дома в любое время, но в хорошие дни (не то, чтобы онколог придавал отношениям с женой большое значение, но в такие дни они реже ругались, а ругань, даже когда он, будучи непосредственным её участником, уделял ей мало внимания, сильно его утомляла) Элис находила время, в обед или после смены - расписание Чесса ей было известно, - чтобы позвонить и, помимо прочего, узнать, что следует приготовить и не задержится ли он на работе. Реже звонил он сам. Следовало, кстати, подумать о том, чтобы что-нибудь заказать, долгий был день.
- Ну а ты? - несколько вяло поддерживая беседу, но не потому, что та была Оушену неинтересна, а потому, что ни одно из блюд, что ему здесь могли предложить (Чарли знал их все наизусть), не казалось ему хорошей идеей.
Чаку здесь нравилось: ничего затейливого, контингент в большинстве своём спокойный, никому нет до тебя дела, и эта непередаваемая накуренная атмосфера, словно бы загораживающая дымкой от окружающего мира - в представлении Чарльза именно таким и должен быть бар. А проповедующие внешний эстетизм неудачники пусть говорят что угодно.

+1

7

- Он здесь невелик, - зачем-то посчитал нужным уточнить Питер. – Да и домашний ужин едва ли заменит.
Гриффин был не в курсе, бывал ли Чарльз здесь раньше. Во всяком случае, им в этом заведении пересекаться до сегодняшнего дня не приходилось. Предупреждать же о возможности отравления местной пищей, даже в шутку, хирург не стал: за все то время, что он сюда захаживал, никаких сюрпризов здешние повара не преподносили. Как плохих, так, впрочем, и хороших.
- Поругались? – поинтересовался мужчина, вспоминая о манипуляциях коллеги с телефоном. Даже постарался вложить в этот вопрос немного сочувствия.
Вообще, сложно сопереживать человеку, которого не знаешь. Особенно, если проблема не такая уж серьезная. А с женами (судя по кольцу, ждал Оушен ужина именно от жены, хотя, всякое в жизни бывает) ссорятся все, но редко это приводит к непоправимым последствиям. Но, кажется, онколог по этому поводу все-таки переживал.
- И я, - не проявив ни каплей больше энтузиазма, чем коллега, отозвался Гриффин. – С час назад закончил.
Сегодня день прошел по плану, в прямом смысле этого слова: ни одного экстренного пациента ему не досталось, только плановые операции. Это, может, и скучно, но зато до поздней ночи работать не пришлось. А оно, знаете ли, даже если торопиться особо некуда, мало радует – приползти домой на четвереньках с мечтою заключить в страстные объятия подушку и не выпускать пару дней.
Беседа у них как-то совсем не клеилась. Оно, в общем-то, и понятно: двум особям мужского пола не очень свойственно знакомиться таким вот странным образом. «Он подсел ко мне в баре однажды вечером…» И Питер до сих пор не был уверен, что его коллега был настроен на знакомство. Сам Гриффин перебирал в голове темы, которыми можно было бы воспользоваться, чтобы диалог не стух совсем, но не находил ничего привлекательного. Обсуждать коллег – рано, сначала нужно разобраться, что перед ним за фрукт. Ругать начальство – из той же оперы. Да и непосредственные начальники у них были разные, и Питер особых претензий не имел к обоим, а если в работе главврача и можно было найти некоторые огрехи (их у любого можно найти, если приложить достаточно усилий), говорить о женщине в подобном ключе было не очень-то прилично.

+1

8

- Сгодится, - пожал плечами Оушен, ничего особенного от местных поваров не ожидая. Блюда, к тому же, здесь обычно отличались съедобностью, а ничего взамен, кроме денег, не требовали. Что касалось домашнего ужина, во вкусовом плане здешней пище с ним было, конечно, не сравниться, зато эмоциональный фон был куда стабильнее, чем порой дома. И, вполне возможно, сегодня его ожидало как раз такое "порой", что, признаться, отбивало желание туда спешить.
- Не знаю, - невесело отозвался Чарли, снова не покривив душой. И, должно быть, их отношения с женой для постороннего человека требовали разъяснений, ролевая модель взаимной чистой любви, которая у окружающих по непонятным причинам обычно со словом "брак" ассоциировалась, Чаку с супругой не подходила. Во всяком случае, не с его стороны. - Никогда не умел это определять, меня обычно ставят уже перед готовым фактом, - поделился Чарльз, хотя Гриффину едва ли было хоть какое-то до этого дело. - Но, судя по всему, да, - ещё раз взглянув на хранящий молчание телефон, подытожил Чарли, сделав заказ.
Что-то не стремился его собеседник поддерживать разговор. Хотя в этом, надо полагать, отчасти была вина и самого Чарли, ярого желания общаться ведь он тоже не продемонстрировал. А менять тактику и перевоплощаться в улыбчивого разговорчивого онколога, каким он предпочитал, чтобы его знали коллеги, учитывая предшествующий этому монолог, было не слишком правильно. Добавлять что-то ещё Чесс тоже смысла не видел: не спрашивать же, как прошла смена, хирург вряд ли захочет говорить о работе где-либо за её пределами, хотя кто знает.
- Там, где я вырос, - Ирландия так и не стала ему домом в полном смысле этого слова, Америка, впрочем, тоже, но здесь ему нравилось больше. Чак, к тому же, сильно сомневался, что та степень душевного спокойствия, которые люди обычно подразумевают, говоря о доме, в действительности существует и достижима, - принято в таких случаях говорить о семье и увлечениях, - вся жизнь Чарли, с другой сторон, была посвящена тому, чтобы с семьёй его ничто не связывало, и это отчаянное стремление, пожалуй, было единственным его увлечением.
- Но из увлечений могу придумать только работу, а семья не звонит.

+1

9

Гриффин перевел взгляд на кружку и задумчиво провернул ее вокруг своей оси пару раз. Действо было сопровождено не очень приятным скрипом (видно, содержимое успело выплеснуться на поверхность стойки), потому дальше раздражать собеседника и окружающим этим не самым приятным звуком он все же не стал. Просто сделал глоток и снова отставил кружку в сторону. Поразмыслив, попросил себе жареной картошки с соусом, ибо одно пиво пить было как-то скучно.
- Не очень хорошо, - констатировал мужчина, осторожно добавив: - Может, извинений и цветов будет достаточно?
Питер не считал себя в праве раздавать какие-либо советы касательно личной жизни по вполне объективным причинам: сам он ее не имел. Не сказать, чтобы совсем, но точно не в том виде, в котором ею можно бы было похвастаться. Легенды о его похождениях, как это было с некоторыми субъектами, по госпиталю не разносились, восхищенных взглядов симпатичные медсестры вслед не бросали. Да и кто знает этого Оушена? Может, он сам ждет извинений от жены… В конце концов, семейная жизнь – это дело слишком интимное, чтобы пытаться лезть в него со своими советами. Разве что в этом деле у тебя имеется свой корыстный интерес…
- У тебя акцент, - запоздало заметил хирург, вновь посмотрев на собеседника. Как и в вариациях имен, в акцентах он разбирался плохо. Оставалось рассчитывать на то, что онколог сам посчитает нужным сообщить, где вырос.
- А у нас принято говорить о месте, где вырос… или работал, или учился. Или о месте жительства дальних родственников. Если основательно покопаться, можно отыскать что-нибудь общее.
О работе, которая, пожалуй, была и его единственным увлечением, Питеру тоже говорить не очень-то хотелось. Тем более, что за последнее время ничего интересного не происходило. Ни скандалов, ни интриг, ни расследований. Да и вообще, хотя он не был против общения, про себя мало что мог рассказать. Слишком скучная и однообразная жизнь, слишком скучный и однообразный доктор Питер Гриффин.

+1

10

Не то, чтобы это было нехорошо, в конце концов, мириться с женой Чаку до сегодняшнего дня, который не должен был стать исключением, всегда удавалось, но Чарли тем не менее кивнул, подтверждая слова Гриффина.
- Цветов, - повторил Оушен, словно бы хирург раскрыл ему глаза на какую-то неведанную доселе истину, - может сработать, - Чесс не дарил жене цветов с тех пор, как они перебрались в Штаты, если не раньше. Неудивительно, что она постоянно находила поводы обижаться. Стоит попробовать, быть может, совет Питера принесёт немного спокойствия его нервам. А для того, чтобы за вполне уместную рекомендацию поблагодарить, Чарли уже упустил время. Что ж, будет повод навестить хирурга со словами благодарности позже, когда это сработает (или не сработает, но даже в этом случае Гриффину лучше сообщить о благоприятном исходе).
- Ирландия, - подсказал Оушен, когда собеседник не высказал ни одного предположения о том, откуда бы мог прибыть Чарли, вероятно, ему попросту до онколога не было дела. К счастью, местные жители, в отличии от своих английских предков, к представителям той нации, к которой Оушен привык себя относить, лютой ненависти не питали, что Чессу, само собой, не мешало ненавидеть американцев ничуть не меньше, чем и всё остальное человечество (но и не больше), но это уж точно не та тема, что способна поднять его в глазах собеседника или хотя бы заинтересовать его.
- Один из братьев перебрался в Дублин, когда я был вот таким, - сообщил Чарли, подняв руку над полом и попытавшись отмерить высоту в половину своего текущего роста, что из-за высокого стула оказалось непросто, - или около того, другой уехал покорять Восточную Азию, журналист. А про крошечное графство, где остались все остальные, думаю, даже упоминать не стоит, - закончил откровенничать Оушен, заливая в себя остатки пива.
Всё бы хорошо, не будь Чак единственным ребёнком в семье. Впрочем, в больнице подробностей его биографии никто не знал, так что бы вряд ли стало проблемой: что может быть проще, чем запомнить сегодняшний рассказ и в случае необходимости продублировать его для другого слушателя?
- Братья? Сёстры? Потерянные родственники? Места, которые бы хотел посетить? - вернув кружку на стойку, на этот раз уже с интересом спросил Чарли, дожидаясь своего ужина.

+1

11

Согласие со своей идеей Питер сначала даже воспринял, как издевку. Гениальностью-то совет явно не отличался. Кто же, скажите на милость, при ссоре с женщиной в первую очередь не думает о таком элементарном способе? Другое дело, что далеко не всем такое простое решение подойдет: кто-то ждет и извинений с выдумкой. Но Оушен, кажется, действительно принял эту мысль к сведению, и даже воспользоваться собирался. Странный тип все-таки.
Никаких примечательных фактов, известных ему о родине онколога, Питер вспомнить не смог. Оттуда родом были волкодавы и немного странные танцы, красоту которых хирургу никогда понять не удавалось, но, кажется, в исполнении они были достаточно сложны. Только разве это повод восхищаться тем, что претендует на звание искусства? Что еще... Виски, пожалуй. А еще холод и лед. Или нет, это уже Исландия... В общем, блистать эрудицией Гриффин нужным не посчитал. Как говорится: побольше помалкивай, глядишь, и идиотом не прослывешь.
Короткую биографическую справку о собеседнике Питер выслушал внимательно, но информация была настолько скупой, что он даже не нашел, к чему можно прицепиться, чтобы тему развить. Еще и никаких имен, а с ними, наверное, было бы проще сориентироваться. Да и времени для вопросов ему не отвели. Так что, узнать, какая часть семьи Оушена осталась в безымянном графстве, пока возможным не представлялось. А, может, Чарльз и не хотел о них распространяться, раз так быстро разговор свернул. Не зря же он оказался на другом континенте...
-Только сестра, - пожав плечами, отозвался Питер, когда разговор резко переменил направление, подставив теперь уже его жизнь под удар.
Рассказывать о трагической гибели родителей он не любил. Вроде бы и переживать из-за нее было не по возрасту, времени-то прошло немало. И все-таки для Гриффина это было чем-то таким, что от других он предпочитал скрывать. Не все смогут понять, а далеко не каждый в состоянии держать язык за зубами там, где это требуется.
- А побывать… - Питер на пару секунд задумался. – Аляска и собачья упряжка. Почему бы нет?
Наверное, это было навеяно какими-то детскими книгами. Лондоном, например. Были у него упряжки? Всерьез, конечно, хирург ни о чем таком не задумывался, а его шансы выжить в снегу едва ли были больше нуля.

+1

12

Питер становился всё менее многословен. Этого следовало ожидать, учитывая всё, что Оушену о нём было известно (к слову сказать, известного ему было мало), да и тактику знакомства онколог изначально выбрал не самую лучшую, тем не менее, возможность развернуть её в нужную сторону, если даже не разговорив собеседника, то хотя бы произведя на него хорошее впечатление, у Чарльза ещё оставалась.
- А у меня одни братья и все старшие, - с выражением, отдалённо похожим на лёгкую зависть, словно бы сам Чесс всю жизнь только и мечтал, что у него была сестра, поведал онколог, - всё время меня задирали, - слабо улыбнувшись, изобразив недолгое погружение в, возможно, не самые лучшие, но всё же приятные воспоминания (из наблюдений Чак знал, что родственниками принято дорожить и, хотя сам придерживался иной, более хладнокровной, психопатичной даже позиции, старательно скрываемой от общественности, научился играть это не хуже театральных актёров какой-нибудь не самой дальней провинции), сообщил Чарли, возвращаясь к собеседнику. - Младшая или старшая? - он был готов в любой момент отступить, если только почувствует, что Гриффин не намерен продолжать разговор, посвящая его в подробности. Важно было нащупать ту хрупкую грань, перед которой следует незамедлительно остановиться, чтобы не испортить впечатление о себе.
Подали горячее. Действительно горячее, а не едва тёплое, как бывало в менее приятных местах. Пожалуй, даже слишком горячее, видно, микроволновой печью здесь пользоваться умели, хоть и переусердствовали. Чак рассуждал, правильнее ли сейчас молча отужинать и удалиться, предложив однажды подобное повторить (и действительно это сделать) или же продолжить не слишком гладко тянущуюся беседу. Действенность обоих способом казалась онкологу сомнительной и могла как повлечь за собой необходимый ему исход, так и нет.
- Брр, - всё же идея игнорировать слова собеседника была изначально провальной. Как тут проникнешься тёплыми чувствами, коли тебя не замечают? - Холодина, кругом обморожения, ещё и транспорт ненадёждый, - сразу же применил к заданной местности рабочие соображение, мысленно отметив, что обморожениями как раз хирургам положено заниматься, так что находящегося напротив врача это не должно было обрадовать (Чарли, впрочем, не отказался бы посмотреть, как бедолаги замёрзнут насмерть). - Хотя если в тепле и обеспечив контроль безопасности, что-то, наверное, в этом есть.

+1

13

- И всю работу всегда сваливали на тебя?
Наверное, за любые шалости, устроенные совместно, доставалось в первую очередь всегда старшим. Вроде как они должны были быть умнее и вести себя по-взрослому. Во всяком случае, Питеру от родителей прилетало. Не валить же все на маленькую сестру? Хотя, в детстве она сама иногда брала вину на себя, зная, что ее родители сильно ругать не станут. Но, надо полагать, когда в семье были одни лишь мальчики, ситуация складывалась иначе. Питеру так казалось. Может, кто-то когда-то рассказывал.
- Младшая, - без колебаний, но все больше настораживаясь, ответил Питер.
Обсуждать семью дальше он все-таки не хотел. Слишком недолго он знал Чарльза. Вообще не знал, вернее. Все еще был удивлен внезапным знакомством. Никогда и ничего, кажется, не слышал об Оушене в больнице. Все это к откровенности не располагало.
Обмакнув картошку в кетчуп и закусив ею сделанный из кружки глоток пива, Питер задумался над словами коллеги.
- Да ну, если в тепле, то какой в этом интерес? У телевизора и дома посидеть можно, - он пожал плечами.
Почему-то себя, закутанного в теплую, непроницаемую для северных ветров куртку, Гриффин умудрился представить довольно живо. И стаю маламутов, уже запряженных и нервно повизгивающих в ожидании предстоящего пути. И неслись бы они по бескрайним заснеженным равнинам Аляски… Там равнины? С географией было туговато. Вечерами горел бы костер, собаки грызли бы свою мерзлую рыбу и засыпали, к утру превращаясь в посапывающие сугробы. Романтично. Кстати, а у таких поездок есть какая-нибудь цель? Или они просто доезжают до какого-нибудь камня или сосны, разворачиваются и мчатся обратно… Спрашивать это у онколога Гриффин не стал, чтобы не показаться дураком.
- Ну, а ты? Куда бы подался? – вместо этого полюбопытствовал хирург. – Цейлон?
Версию он выдвинул наобум. Раз Чарльзу нравилось тепло, то почему бы и нет? Чай (а это было единственным, что Питер знал про Цейлон…вернее, если не считать того, что это остров) там растет, значит, должно быть достаточно тепло, намного теплее, чем на Аляске, но и без пустынного зноя, как в какой-нибудь Аризоне.

Отредактировано Peter Griffin (2013-07-30 21:47:25)

+1

14

Оушен мысленно присвистнул, попытавшись представить, как бы десятилетний, скажем, ребёнок управился бы с обязанности четверых, к тому же и старших его юношей. Питер, видно, никогда не бывал не ферме, Чарли же в эту часть собственной биографии, без сожаления оставленной им в прошлом, посвящать его (и кого угодно другого) не торопился, стыдясь нищеты, из болота которой был выходцем.
- Вроде того, и лупили, если им влетало от родителей, - или было не слишком нормально тотчас же после знакомства идти на подобную откровенность? Получится списать это на ирландское дружелюбие? Тут, пожалуй, следовало проявить чуть больше такта и осторожности, так что Чесс оставил пока слишком личные вопросы, способные смутить или напугать собеседника, решив, что очередь до них рано или поздно дойдёт и сама, если всё выйдет, как надо.
Онколог-то придерживался мнения, что куда охотнее будет сидеть у телевизора (лучше всего, конечно, выключенного, хотя и от включённого он бы смог без труда абстрагироваться), чем, если и не умрёт от голода и холода, то уж точно от хотя бы последнего получит некоторые неудобства. К тому же, приближению исполнения его великой и едва ли такой уж ужасной, как могло на первый взгляд показаться (разве что методы её достижения были не самые благочестивые) цели это никак бы не поспособствовало (если только за снежное приключение не обещали огромное денежное вознаграждение, что, будь правдой, внушало бы подозрения).
Собственно, он уже и подался в Штаты, но, видимо, собеседнику это не было так очевидно, каким казалось Оушену. Или - ах да - разговор же был о тех занимательных местах земного шара, куда бы можно было отправиться, следовательно исходная точка из рассмотрения исключалась. Если на секунду забыть о жадности и представить, что достижение цели - не первостепенная его задача, то ответом был бы Тибет, хорошо бы несуществующая Шамбала. И лучше совсем без людей. Но подобная идеализация, к сожалению, была недостижима даже в самых грубых приближениях.
- Не знаю, куда-нибудь близко, - неспешно прожевав положенный в рот кусок пищи, покачал головой Чарльз. - Я далеко не фанат долгих путешествий, мне бы тишины и неторопливой прогулки среди сверчков или бабочек, - выцедив из кружки (при этом пришлось сильно её наклонять) ещё пива и оставив от первоначальной пинты примерно пятую часть, Чак ещё немного подумал и пришёл к выводу, что цейлонские чайные плантации под описание его вполне подходили. - В цейлонских местах есть сверчки? - неуверенно уточнил Чарли. - Я только знаю, что они были колонией, как и почти всё, англичан, - к последним ирландец всё-таки относился с недоброжелательным предубеждением, которое, вероятно, не сумел скрыть.

Отредактировано Charles Ocean (2013-08-07 23:09:28)

0

15

- Жестоко, - заключил Питер, понимая прекрасно, что в побоях нет ничего хорошего (ему хоть от родственников и не доставалось, но всегда были так называемые друзья, порой любившие за счет Гриффина повеселиться и размять кулаки), а когда колотят родные братья - это, наверняка, неприятно вдвойне.
- По-моему, этих везде полно. Должны быть.
Он вовремя опустил слово «гадов», которое тут напрашивалось, решив, что, если для Чарльза эти многоногие, крылатые и очень шумные существа являются частью романтической мечты, едва ли стоит омрачать ее своим презрительным отношением к насекомым. А относился он к ним с отвращением, даже бабочки нравились Питеру только те, что имели яркую раскраску, и то на расстоянии. Но когда что-нибудь из этого начинало ползать по нему - брр. Вот вам еще один плюс в пользу Аляски - там нет никаких насекомых, разве что в вечной мерзлоте завалялись с доисторических времен.
А вот относительно того,был ли Цейлон английской колонией, хирург не знал ничего, потому вновь решил действовать по принципу «молчи - сойдешь за умного» и промолчал. И еще, до сего момента он думал, что разница между англичанами и ирландцами совсем незначительна: акцент там, национальная одежда, которую все равно не носит никто, кроме, разве что, шотландцев с их юбками - гадость какая. Оушен же произнес это таким тоном, будто между ирландцами и англичанами существовала многовековая непримиримая вражда, но, так как с историей у Гриффина было ничуть не лучше, чем с географией, я Чарльзу эта тема явно была не по душе, вопросов не последовало.
- Флорида, - вместо этого выдвинул еще одно предложение Питер, рассудив, что туда добираться намного ближе.

+1

16

Куда более жестоко, если после побоев ещё отбирали что-нибудь ценное. Что могло быть ценного у ребёнка? Конфеты, наверное, и сделанное домашнее задание. Или, может быть, какой-нибудь затёртый альбом с рисунками или тетрадка с какими-то мыслями. Но эту слезливую историю, если придётся, Чарли расскажет позже. А ещё следовало бы поразмыслить над тем, как с этими негодяями, его братьями, он смог бы в итоге наладить отношения, потому что никакая кроткость не помешала бы ему возненавидеть оставшихся Оушенов, существуй они в действительности, такими, каким Чак их описал. Впрочем, ненавидел бы он их все зависимости от того, насколько хорошими или нет они бы могли оказаться.
- Или цикады, - добавил Чесс, продолжая представлять себе поле и звенящую тишину природы. Поле само по себе по причине вызываемых неприятных ассоциаций и воспоминаний онкологу нравиться не могло, но ведь положено восторгаться красотой нетронутых человеком мест, которые в виду отсутствия в них людей Чаку всё же скорее нравились, - что-нибудь стрекочущее.
Оушен задумался, постаравшись представить перед собой карту Америки. Эрудиции для подобной процедуры, похоже, ему не хватало. Если о Европе и Южной Азии он имел какое-то представление, то в географии более западной уже не мог ориентироваться. Всё, что Чарльз знал: Флорида - один из штатов, но более точного местоположения назвать не был способен.
- Это ближе Цейлона, - в итоге одобрительно заключил Чесс. А избавляя стакан от остатков пива, пришёл к выводу, что признаться в собственной в данном вопросе невежественности будет правильнее, заодно добавит разговору менее формальный характер, быть может. Обычно это собеседника раскрепощает.
- Чем она примечательна? - оставив тарелку пустой, Чарльз осторожно опустил на неё нож, направленный под углом около 100-110 градусов, и рядом параллельно ему вилку, рассеянно улыбнулся собеседнику (данное действие сам исполнитель относил к сказанному), раздумывая, взять ли себе ещё пива или закономернее будет на сегодня знакомство закончить. Слишком навязываться ему не хотелось бы тоже. Дабы чем-то оправдать собственную задумчивость, онколог снова остановил взгляд на телефоне, придав лицу на этот раз выражение не отстранённое, но нерешительное. Для того, чтобы передать существующий между с ними с женой разлад, даже притворяться не следовало.

Отредактировано Charles Ocean (2013-09-07 20:38:01)

0


Вы здесь » New Jersey » • Flash back » Тайные заговоры в час вечерний


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC